01.12.2008 | 11:37

"Семейный кутеж" Николо Пиросмани

Выставка Николо Пиросмани открывается сегодня в Москве. Гениальный самоучка, рисовавший богатые застолья и ресторанные вывески, сам жил впроголодь и умер в нищете. В истории искусства он стал символом подлинности творческого дара, бескорыстия и честности. В экспозиции, получившей название "Семейный кутеж", представлены не только работы самого Пиросмани, но и рисунки, живопись, документы известных деятелей русского авангарда, открывших миру великого грузинского художника. Это братья Зданевичи и Михаил Ле Дантю. Рассказывают "Новости культуры".

Кутеж – распространенный сюжет в живописи Нико Пиросмани. Гуляки дореволюционного Тбилиси заказывали ему коллективные портреты.
"Каждая из фигур на этой картине имеет свой характер, как у актеров в пьесе. Все это чрезвычайно тонко, с огромным вкусом и природным чутьем цвета и материала, живописи и жизни", – говорят в галерее.

"Обед тифлисских торговцев с граммофоном" из частного собрания. Работы Пиросмани в российских государственных музеях можно пересчитать по пальцам одной руки. Выставка "Семейный кутеж" открывает девятнадцать подлинных работ художника, ранее известных только специалистам. Портрет кинто – так в Грузии называют молодых гуляк – когда-то украшал тифлисский духан, а затем принадлежал Лили Брик. Образами таких красавцев изобилует грузинская фотография начала века. "Даже когда он не пользовался фотографией напрямую, он использовал ее как прием. Этот человек стоящий, он явно позирует. С одной стороны, есть в этом некоторая декоративность, с другой – он абсолютно точный психологически", – замечает куратор выставки Марина Лошак.

По фотографии в 1913 году Пиросмани написал портрет единственного своего заказчика из интеллигентной среды – поэта Ильи Зданевича. В том же году состоялась выставка "Мишень", на которой работы футуриста Зданевича и народного художника Пиросмани висели рядом.
"Практически параллельно Анри Руссо показывал "Бубновый валет", а "Ослиный хвост" открывал Пиросмани для публики", – продолжает галерист.

Благодаря братьям-футуристам Зданевичам и художнику Ле Дантю живопись Пиросмани была признана высоким искусством. Авангардисты двадцатого века учились у него спонтанности, искренности и даже использованию слов в живописи. Для Пиросмани это было делом обычным, ведь ему часто заказывали вывески. Писал художник много и безотчетно. К сотруднику Музея Востока Наталье Апчинской часто обращаются по вопросам экспертизы ранее не известных работ Пиросмани. "Считалось, что сохранилось двести работ, последние годы их было больше", – поясняет она.

Чтобы атрибутировать работы Пиросмани, нет необходимости в рентгенограмме. Чаще, чем на холстах, он писал на черной клеенке. "Она была очень хороша для Пиросмани с его пристрастием к черному цвету. Пластичная, позволяла сохранить его вещи", – добавляет Наталья Апчинская. "Это был ремесленник, и в этом прелесть. Человек делал это, потому что это было его занятие, и он делал это лучше других. Это самая правильная стратегия для художника, как мне кажется", – считает Марина Лошак.

"Его лицо выражало тайную радость и большое удивление", – писал о Пиросмани один из его тифлисских современников. Эти чувства испытывает и тот, кто смотрит на его работы.

Читайте также: 19 работ Пиросмани – на выставке в Москве