08.12.2008 | 19:39

"Летучий корреспондент" Владимир Гиляровский

"Король Репортеров", историк, летописец – сегодня исполнилось 155 лет со дня рождения Владимира Гиляровского. Если бы он написал одну только книгу "Москва и москвичи", то уже вошел бы в историю. Недаром современники называли его "живая память Москвы". Кроме того, он создал еще и массу очерков о дореволюционной России, запечатлел события своего времени. Рассказывают "Новости культуры".

"Летучий корреспондент" – так называл сам себя Владимир Гиляровский. Трагедия на Ходынском поле и пожар на фабрике Морозовых – это были его "эксклюзивы". Журналистское расследование с переодеванием и криминальный репортаж – в этих жанрах Гиляровский заслужил титул "короля репортеров". После революции он уже не пускался в авантюры, переключился на очерки и мемуары о дореволюционной Москве. "И сегодня книги Гиляровского покупают и переводят на другие языки. Это удивительно для журналиста. Какого еще журналиста столетней давности в массовом порядке читают люди? Гиляровского", – замечает краевед Сергей Брель.

На кадрах кинохроники можно увидеть, как сам Гиляровский идет по улицам Москвы, стоит на остановке трамвая. Этот город, так ярко описанный им в книге "Москва и москвичи", сегодня мало где сохранился. Разве что, в районе Хитровки. На углу Покровского бульвара и Подколокольного переулка Сергей Урсуляк снимает фильм "Исаев", на другом углу Эйзенштейн снимал фильм "Стачка". В кадре можно увидеть дом, в котором родился Скрябин. Он стоит на углу воспетой Гиляровским Хитровской площади. "Единственное, что мешает восприятию этой площади, это здание советского техникума", – продолжает Сергей Брель.

Сергей Брель из числа краеведов, стараниями которых Хитровка выявлена как объект охраны и достопримечательное место. "Гиляровскому надо поставить памятник за то, что он не дал Хитровку забыть. Уничтожено, застроено новоделом", – говорит Сергей Брель. Другой активист сообщества "Хитровка" Николай Аввакумов в своем интернет-дневнике скрывается за фотографией Гиляровского. Краеведы нередко обращаются к дяде Гиляю за вдохновением, но, увы, не за фактами. Например, трактир "Каторга" Гиляровский называл "притоном буйного и пьяного разврата, биржей воров и беглых", а Николай Аввакумов заглянул в архив Москомнаследия. "По описи владельцев – чайная. Трактира здесь не было", – утверждает он.

"Москва и москвичи" начинается на Ярославском вокзале в 1873 года, а заканчивается в Столешниках в 1934 году – то есть во времена, когда очернение дореволюционного прошлого приветствовалось, а желающих восстановить историческую справедливость становилось все меньше. И все же созданный Гиляровским миф о криминальной Хитровке работал на популярность этого места лучше, чем правда о сохранившихся там палатах XVII века и благотворителе генерал–майоре Николае Хитрово. "Удивительно: ни на одном здании на площади нет таблички: "Здесь бывал Гиляровский", "Этот дом описал Гиляровский"", – замечает Сергей Брель.

Москвоведение Гиляровского не историческое, не мемуарное, а мифологическое. То же самое можно сказать и о его биографии. Сбежал из гимназии, работал бурлаком и пожарником, наездником в цирке и актером. Дружил с художниками. Самый веселый запорожец на полотне Репина писан с дяди Гиляя. Ломал стулья на даче у Чехова, консультировал Станиславского при постановке пьесы "На дне". Если он что и придумал, то сделал это с таким артистизмом, что с этими историями веселее, чем без них.