09.12.2008 | 13:08

Елена Фабиановна Гнесина – "единственный мужчина в семье"

Имя Гнесиных во всем мире признано как "знак качества", гарантирующий высокий профессионализм музыкантов, вышедших из стен знаменитой Российской академии музыки. Свой вклад в создание системы отечественного музыкального образования внесли все члены большой семьи, но деятельность Елены Фабиановны Гнесиной, возглавлявшей весь комплекс гнесинских учебных заведений более семидесяти лет, стала легендой. Легендарен и масштаб личности этой женщины, которую называли "единственным мужчиной в семье". Все отмечали силу и энергию Елены Фабиановны, дар педагога и лидера. Ее окружали обыкновенные гении: Скрябин, Коненков, Рихтер, многолетняя дружба связывала Гнесину и с Сергеем Рахманиновым. Рассказывают "Новости культуры".

В 1946 году Елена Фабиановна Гнесина переехала в только что построенное здание Гнесинского института на Поварской, где для нее специально была отведена квартира. Там она принимала гостей. Фотографии на стенах до сих хранят память о ее многочисленных музыкальных знакомствах. Особенно она дорожила дружбой с Рахманиновым, которая началась, когда они были еще детьми и учились на младшем отделении консерватории. О той поре Елена Фабиановна вспоминала в радио-интервью в 1964 году: "Сергей Васильевич Рахманинов, когда назывался еще Сережей, был со мной в одном классе в консерватории. Мы сидели рядом, за одной партой. Случалось, что он помогал мне по французскому языку, а я, как ни странно, помогала ему с задачами по гармонии, так как была старше его по этому предмету".

Спустя много лет Рахманинов подарил Елене Фабиановне две фотографии, на одной из которых он оставил музыкальный автограф. "Елена Фабиановна очень любила свои музыкальные инициалы – "E F G" – то есть три ноты. Таким образом она часто подписывала свои письма. Рахманинов написал на эти три ноты очень красивые аккорды и подарил ей 24 марта 1916 года", – рассказывает директор Музея-квартиры Е.Ф.Гнесиной Владимир Тропп. Это был ответный подарок Елене Фабиановне на ее поздравление Сергею Васильевичу ко дню рождения.

"Я принесла ему подушку, на которой гладью вышила три мои ноты – "E, F, G". Я подарила ему подушку на день рождения, на следующий день он сочинил три такта на эти самые инициалы и мне подарил портрет в 1916 году", – вспоминала Елена Фабиановна. В голодном 1921 году Рахманинов напомнил о себе продуктовой посылкой. Он отправлял их многим знакомым в Россию. В посылке содержался стандартный набор продуктов на сумму десять долларов: 49 фунтов муки, 23 фунта риса, 10 фунтов сахара, 3 фунта чаю, 20 банок сгущенного молока. По этому случаю в институте был созван экстренный педсовет и устроено пиршество.

Рахманинов был главным кумиром Елены Фабиановны среди композиторов-современников. До революции она не пропускала ни одного его концерта. "Бывала на всех исполнения Всенощной, которую особенно любила. Рахманинов как-то ей сказал: "Я-то много пропустил, а вы уже седьмой раз на Всенощной"", – продолжает Владимир Тропп.

Самая последняя запись сделана рукой Елены Фабиановны на конверте пластинки записи именно этого сочинения. "Они в продажу не поступали. Их выдавали членам ЦК. Елена Фабиановна получила десять экземпляров. Она находилась уже в больнице и подписывала разным людям", – замечает директор Музея-квартиры Е.Ф.Гнесиной. Одна пластинка предназначалась хирургу, который ее оперировал. Фамилия Рахманинова осталась недописанной.