15.12.2008 | 13:15

Александр Брюллов: "Архитектура – это чувство меры"

В Санкт-Петербурге отмечают 210-летие со дня рождения зодчего и живописца Александра Брюллова. Его младший брат Карл гораздо более известен, но в истории северной столицы особую роль сыграл именно Александр. Он создатель Пулковской обсерватории, готической церкви в Парголово и один из авторов ансамбля Дворцовой площади. Рассказывают "Новости культуры".

С одной стороны Дворцовой площади расположен Генеральный штаб, с другой – Зимний дворец. Брюллов пришел в архитектуру, когда безупречный облик Петербурга уже сложился, казалось, раз и навсегда. Однако молодой архитектор не кинулся по примеру своих ровесников застраивать Петроградскую сторону и Литейную часть, которые тогда считались городскими окраинами. Он строил в самом сердце Петербурга. Штаб гвардейского корпуса по проекту Брюллова – строгое и даже незаметное здание, но именно оно завершило величественный ансамбль Дворцовой площади. "С одной стороны – барокко, с другой – классицизм. Они сдержанно и с достоинством смотрят друг на друга. Надо соединить их! Не давить на одно, не давить на другое, и вместе с тем самому не остаться ничем. Сложнейшая задача", – поясняет историк архитектуры Алексей Лепорк.

Эклектика – искусство совмещать несовместимое. Лютеранский храм Святого Петра, Петеркирхе на Невском проспекте – это пожалуй, самое необычное творение Брюллова. Классический фасад, ворота и башни позаимствованы у северной готики, а боковые окна как предчувствие конструктивизма. Здание показалось современникам настолько странным, что бронзовую модель Петеркирхе даже отвезли на всемирную выставку в Париж. Макет один к пятидесяти до сих пор хранится в Академии художеств, где учился Брюллов. "Гоголь говорил об Александре Брюллове: "Жаль, что ему еще не поставили большой задачи. Уверен, если бы она была, он бы обязательно сделал что-нибудь гениальное". И вот Петеркирхе отвечает этому предсказанию Гоголя", – считает старший научный сотрудник Академии художеств Елена Иванова.

Когда братья Брюлловы съездили в Италию, младший привез идею картины "Последний день Помпеи", а старший – мечты об античных формах и древний афоризм: "Архитектура – это чувство меры". Брюллов творил умеренно и аккуратно, и именно ему доверили перестройку служебного корпуса Мраморного дворца. Помещение для конюшен и многочисленной обслуги, скромное бледно-зеленое здание – акварельная копия, оттенившая красоту роскошной резиденции графа Орлова. На Марсовом поле случилось то же, что и на Дворцовой площади. Пришел Брюллов и поставил точку.