06.06.2012 | 20:18

Новые тенденции XXIII "Кинотавра"

В день рождения Пушкина одним из главных героев «Кинотавра» стал учитель русского языка и литературы. В эти минуты в Зимнем театре Сочи идет «День учителя». Ленту об одном дне из жизни российского интеллигента снял Сергей Мокрицкий. Литературоцентричностью отличается и новая работа Михаила Сегала «Рассказы». Конкурс «Кинотавра» набирает обороты – многие из самых ожидаемых фильмов уже показали. Рассказывают «Новости культуры».

Михаил Сегал год назад взял в Сочи главный приз за короткий метр. Теперь фильм вырос до полного. О том, что на его «Рассказы» надо идти, в Сочи знали, кажется, все. Кто-то думал увидеть продолжение той короткой истории, а для кого-то само слово «рассказы» пробуждало ассоциации с Чеховым. 

Через 105 минут «Рассказы» для Сочи – это уже Ключевский с Карамзиным, немного Толстого, библиотекарь-экстрасенс, у которой вся энергия и вовсе от Пушкина. Полиция, чтобы расследовать дело, прибегает к женщине, обладающей удивительной силой. Мистическая, полная цитат, символов, образов, это лишь одна из новелл. Всего их четыре. Это рассказы из рукописи, которую в фильме никто не хочет печатать. 

«Я, наоборот, переживал, что время прошло. Что то, что было несколько лет назад, потеряло актуальность. Что дорога ложка к обеду. А сейчас наша действительность, к сожалению, меня и всех, ставит перед фактом, что ничего не изменилось, что стало актуальнее», – говорит режиссер.

Круговое движение, в котором по кругу ходят деньги, плата за лечение, обучение, получение техосмотра и социальной квартиры. Разрыв поколений, которые, вроде бы, живут в одной стране, говорят на одном языке, но больше у них нет ничего общего. Тамада XXI века устроит свадьбу, подскажет, что модно в сезоне – бросать рис или горох, подумает и о разводе, спланирует похороны, заставит прорепетировать не просто реакции – чувства.

«Про то, что персонаж апелирует и жонглирует этими понятиями, когда мы планируем, представляем, заботимся о будущем, ставим все на свои полочки, даем всему ярлыки, называем как бы вещи как бы вещи как бы своими именами», – поясняет актер Андрей Мерзликин.

После «Рассказов» на другую ожидаемую картину в Сочи шли уже с улыбкой. Фильму «Жить» Василия Сигарева минувшей зимой целых 10 минут аплодировал Роттердам. Сам Сигарев, собравший в 2009 целую коллекцию призов «Кинотавра», нервничал. Это первый показ картины в России.

«Я надеюсь что это все-таки наше кино, русское. Оно нашему зрителю больше нужно. Потому что за границей зрители реагируют иначе, а мы не умеем отпускать своих мертвецов», – признается он.

Три истории о смерти. Мать, потерявшая дочек-близняшек, сын – отца, жена – мужа. Как жить, если смерть вместе с близким отнимает эту самую жизнь? И стоит ли жить без смысла, желания, боли и горе? Одну из ролей, той самой жены играет муза, соавтор и жена режиссера Яна Троянова.

«Он знает, как я погружаюсь в роль, он за меня боится. И чтобы не я одна там пережила смерть близкого, чтобы не я одна там решала замысел режиссера, он предложил: "Подложи меня под образ партнера, и тогда ты эту роль сделаешь так, как вообще-то должна". Я сказала: "Нет. Потому что, если я подложу тебя, для меня это то же самое, что тебя потерять"», – признается Яна Троянова.

Герои, существующие на грани эмоций и воли, на человеческом пределе и даже где-то дальше за ним. Фильм не просто трудный, порой невыносимый, ставящий такие страшные и даже запретные вопросы.

Вслед за Роттердамом кто-то в Сочи тоже сказал: это не «Жить», а «жуть». Зрители разделились. Одни, конечно, упрекали режиссера в чернухе, другие назвали картину одним из самых сильных потрясений. Пока большое жюри хранит молчание, промежуточные итоги подводят критики. Почему режиссеры делят свои фильмы на новеллы, параллельные истории связывают монтажом? Станет ли это тенденцией XXIII «Кинотавра», еще не известно. Показано меньше половины конкурсных фильмов. 

Все материалы о XXIII Открытом российском кинофестивале "Кинотавр">>>