18.12.2008 | 13:10

"Сибирское взятие". Из Исторического музея – в Омск

Сибирская экспедиция Ермака привела к расширению границ Российского государства более чем в два раза. Между тем, сама фигура Ермака Тимофеевича русским сознанием до сих пор воспринимается как мифическая. Даже происхождение легендарного атамана остается загадкой для историков, и на этот счет бытуют различные версии. Бесспорно, знаменитое "Сибирское взятие" имело для России примерно такое же значение, как открытия Христофора Колумба для Северной Америки. Однако, как ни печально, современный россиянин зачастую больше знает о покорении Нового Света, чем об истории создания собственного государства. В Омском краеведческом музее открылась выставка "Ермак и освоение Зауралья в XVI – XVII веках" из собрания Государственного исторического музея. Рассказывают "Новости культуры".

"Мужественен и разумен, человечен, плосколиц, черн брадою и плечист" – благодаря этой чудом сохранившейся записи летописца живописцы и скульпторы создавали свои облики Ермака. К главному делу его жизни время оказалось более благосклонным. Сохранились чертежи первых сибирских городов, оружие, одежда и бытовые вещи первопроходцев. Дружинники Ермака получили серебряный ковш в знак особой царской милости. Привезенные ермаковцами монеты положили начало денежным отношениям в Сибири, а православные иконы пришли на смену языческим божкам. "Это такое одухотворенное претворение поздней средневекой России здесь, в Сибири", – замечает заместитель директора по научной работе Государственного исторического музея Вадим Егоров.

За "Сибирским взятием" последовало освоение других земель. В самом начале XVII века на месте небольшого поселения русских промышленников-звероловов на берегу реки Таз был выстроен первый город за полярным кругом. Почти полвека Мангазея со своим кремлем, таможней, гостиным двором была торговой столицей Сибири. Комплекс археологических находок уникален. В условиях вечной мерзлоты сохранились не только металлические изделия, но и деревянные лыжи, остатки саней. Шахматные фигурки, датированные XVII веком, коротали досуг мангазейцев. Пушной ясак, преподнесенный ермаковцами царю, впечатлил не только московский двор, но и зарубежные посольства. Побывать в неведомой Сибири, как тогда говорили, "за камнем" или "на краю земли" – так с зырянского переводится Мангазея – мечтали многие.

Особым спросом у иностранцев пользовались русские мореходы и географические карты, выпущенные предприимчивыми издателями. "На выставке мы предлагаем картографический ряд от фантастических, как на карте Герарда Меркатора, представлений об Азии и до карт, созданных в начале XVII века на основе уже полученных знаний от русских землепроходцев", – поясняет старший научный сотрудник Государственного исторического музея Ольга Соколова.

Еще один экспонат выставки – переданная в дар омскому музею современная карта государства Российского, с точными границами больших и малых городов, этнографическими иллюстрациями. Сотрудники столичного Исторического музея надеются, что это достойное продолжение дела Ермака.