23.12.2008 | 12:52

Итоги литературного года

Мы продолжаем подводить итоги культурной жизни уходящего года. Сегодня предметом исследования стал "человек читающий", а также книги и авторы, заставившие говорить о себе. Писатель и критик Ольга Славникова в одном из интервью сравнила литературный климат современности с климатом физическим – парадоксальным и неуютным для творчества. Однако выдающиеся произведения часто рождаются не благодаря, а вопреки обстоятельствам. Сводка литературной погоды 2008 года – в репортаже "Новостей культуры".

Книжные магазины, по традиции, будут подводить итоги этого года только в начале следующего. Но уже сейчас говорят, что за оставшиеся несколько дней уходящего года вряд ли кто-то побьет рекорд Евгения Гришковца. Его "Асфальт" находится на пике читательской популярности. Тридцать экземпляров книги Гришковца ежедневно продается только в одном московском магазине. В это время некоторые критики бьют тревогу: закатанными в асфальт оказались мечты и чаяния литературоведов. Серьезная проза пока не пользуется таким же успехом. Впрочем, в этом году грань между серьезным и массовым стала еще тоньше, чем в прошлом. "Появляется та проза, которую я бы назвал современной. Она, что приятно, пытается расположиться между серьезной и между массовой литературой. Она делает некоторые уступки массовому вкусу, внешне, во всяком случае", – замечает литературовед Игорь Шайтанов.

Упреки в массовости и даже в стремлении к омоложению услышала в этом году старейшая независимая и самая престижная в России премия – "Русский Букер". Она тоже не обошлась без рекордов: 91 претендент. Из них в финал вышли, как обычно, шестеро. В большинстве своем это были авторы молодые, малоизвестные. Критики отметили, что в шорт-листе оказались две повести, хотя один из главных принципов "Букера" – отбирать только романы. Несмотря ни на что, председатель жюри Евгений Сидоров заявил, что номинанты показали многообразие романных форм – от классических до модернистких, и слухи о гибели русского романа сильно преувеличены. Обладателем "Русского Букера" стал нынешний житель Германии, выходец из Харькова Михаил Елизаров. Ему 35 лет, а его роман "Библиотекарь" появился и сразу исчез с книжных полок – раскупили.

Авторы поколения 30-летних в этом году оказались и в списке главного конкурента "Букера" – премии "Большая книга". Про них говорили, что это писатели, которые будут определять лицо литературы на ближайшие десять лет. Однако лицом "Большой книги" этого года стал тот, кто возглавлял жюри премии в 2007 году. Это один из самых переводимых русских писателей Владимир Маканин и его новый роман "Асан", рассказывающий о чеченской войне. "Роман Маканина произвел такое впечатление на аудиторию, дал возможность совершенно иначе посмотреть на литературу. Другое дело – насколько удачно или неудачно это художественное высказывание. Но то, что автор привлек к себе такое внимание, характер и сам масштаб его высказываний вызывает не просто интерес публики, но и серьезные переживания", – отмечает литературный обозреватель Николай Александров.

Внимание мировой литературной общественности было приковано, конечно, к вручению Нобелевской премии. Ликовали в этом году французы. Премию получил тот, кому ее прочили еще десять лет назад. Правда, Жан-Мари Леклезио называет своей родиной не страну, а язык. Критики утверждают, что его французский сегодня самый поэтичный и трудно переводимый. В России его пока знают мало, зато писатель хорошо известен в Панаме. Там, в одном из индейских племен, будущий лауреат прожил четыре года. Из литературы Леклезио предпочитает отнюдь не французскую, а английскую.

Консервативные британцы в этом году тоже не изменили своим вкусам. В честь сорокалетия знаменитого "Букера" в Великобритании вручали "Супер-Букер". Лучшим романом, написанным на английском языке, за все эти сорок лет признан роман "Дети Солнца". Автора Салмана Рушди уже неоднократно награждали, а "Супер-Букер" он получал в статусе рыцаря Британской империи.

На фоне всех этих событий в этом году возник всплеск интереса и к русскому классику. 150 потомков Льва Толстого приезжали в Москву на торжества по случаю 180-летия со дня рождения писателя. "История рода Толстых – история России". Выставка была сделана усилиями нескольких музеев. В Москве и в Ясной поляне прошли международные форумы: "Толстой и зарубежный мир", Конгресс переводчиков произведений Толстого. Толстоведы признаются: круглая дата подняла волну нового интереса к писателю. Они надеются, что на гребне популярности появятся и новые книги. "Мы закончили книгу "Опыты моей жизни" Льва Львовича, сына писателя. Сына, который очень не любил отца, у которого с отцом всегда были очень большие конфликты, и мы получили его мемуары, и потребовалось много лет, чтобы их расшифровать и прокомментировать", – рассказывает директор Государственного музея Льва Николаевича Толстого Виталий Ремизов.

Самым значимым российским книжным событием критики называют ярмарку Non/Fiction. Десятая, юбилейная выставка в этом году прошла с небывалом размахом и укрепила свой статус в подведении своеобразных итогов книжного года. В рамках выставки-ярмарки была затронута важная проблема. Дело не в том, что люди потеряли интерес к хорошей литературе, а в том, что не могут ее достать или даже узнать про нее. Главным источником книг, как показал Всероссийский опрос, сейчас стала не библиотека и даже не магазин, а друзья и знакомые.

Многочисленных друзей, которые знают толк в хороших книгах, в этом году собрал знаменитый особняк в центре Москвы. В этом году ВУЗ, из которого вышла вся советская литература и некоторые современные авторы, отмечал юбилей. 75 лет исполнилось со дня основания Литературного института имени Горького. Здание, где родился Герцен, где бывал Гоголь, институт, в котором преподавали и учились Паустовский, Симонов, Айтматов... Это место, если не намоленное, но начитанное. Некоторые шутят: когда-то литература ждала лучших времен, а сейчас в литературе ждут новых имен. Эти ожидания перейдут, видимо, и в год 2009.

Читайте также:
Подводя итоги уходящего года. Опера