24.12.2008 | 12:54

Набор слов. 24 декабря 2008 года

Валерий Гергиев – о необходимости музыкального "ликбеза" и пристрастиях западной публики. Историки искусства – о необычной судьбе картины Николая Ге. А также – "кинематографический психоанализ" от Тодоровского-младшего. Подробности читайте на страницах сегодняшних газет. Рассказывают "Новости культуры".

***
Маэстро Валерий Гергиев дает интервью "Известиям". Он назвал 225-летие Мариинского театра "не ахти какой датой", но объяснил, почему решил так широко ее отпраздновать. Он также поведал, зачем представляет на Западе малоизвестные произведения: "Мы научились разговаривать с так называемыми агентами. Им нужна Пятая симфония Чайковского, в лучшем случае Четвертая Брамса, потому что публика покупает билеты на знакомые до боли произведения. Я же считаю принципиально важным способствовать появлению мощных мировых премьер".

***
О странной, полной приключений и неприятностей истории картины Николая Ге "Суд Синедриона. Повинен смерти!" рассказывает "Газета". Поводом стало недавнее представление обновленного полотна в Третьяковской галерее. Издание вспоминает первую выставку, которая состоялась в 1890-е годы, когда картину уже через несколько часов сняли по указанию властей, а также фразу: "Картина Ге так плоха, так возмутительно безобразна, что на нее совестно смотреть". Это сказал не кто иной как Илья Репин! Оценки меняются со временем. Теперь картина займет место в постоянной экспозиции Третьяковки.

***
Валерий Тодоровский – гость "Собеседника". Он рассказывает о кладбищенских ужастиках, о том, как устроить праздник, как нужно вынашивать замысел, и также делится планами на ближайшее будущее: "Я нахожусь в прекрасном состоянии, поскольку не знаю, какой будет моя следующая картина. Точно могу сказать, что я хочу вернуться в камерное кино, где внутренняя жизнь человека рассматривается под увеличительным стеклом, где нет больших массовок".