09.01.2009 | 14:49

85 лет со дня рождения Сергея Параджанова

Сегодня исполняется 85 лет со дня рождения Сергея Параджанова. Гений кино XX века, человек уровня эпохи Ренессанса – увы, эти высокие слова прозвучали в его адрес уже после смерти. Знаменитые параджановские ленты – "Тени забытых предков", "Цвет граната", "Легенда о Сурамской крепости" – визуально избыточные, магические, завораживающие – категорически не вписывались в рамки официального советского киноискусства и, в результате, их автор оказался изгоем. Киновед Кора Церетели была одной из немногих, кто оценил масштаб личности Параджанова при его жизни. Репортаж "Новостей культуры".

Последние десять лет жизни Сергея Параджанова Кора Церетели была редактором, секретарем и переводчиком знаменитого режиссера. С гордостью он называл ее "мой личный киновед". Общаться с гением ежедневно это невыносимая ноша, признается Церетели: "Он же не останавливался ни на секунду. Все время, если не работали руки, то работал язык. Он все время, что-то сочинял, придумывал. По любому поводу начинался взлет фантазии".

Киноискусство Параджанова нельзя считать кинематографом, убеждена Кора Церетели. Это особое искусство, которое говорит с нами языком кинематографа. Даже подражать Параджанову невозможно: "Это постмодернизм чистой воды. Но особенный, отличимый от других. Постмодернизм действует шоком, это сочетание несочетаемого. И очень часто он оказывается мертворожденным, лишенным эмоции. А у Сергея Параджанова это и вызов, и шок, и вместе с тем – огромный сгусток энергии, эмоциональной энергии. Пожалуй, только Сальвадор Дали, больше не с кем сравнить".

Советская система обошлась с Параджановым жестоко: в течение пятнадцати лет режиссер был отстранен от кино. В 1973, по сфабрикованному обвинению Параджанов был осужден и упрятан в тюрьму строгого режима на пять лет. "Как человек творческий, одаренный он сумел впитать в себя и там столько информации… Трудно предположить, что другой мог бы так этим воспользоваться", - говорит Кора Церетели.

Выйдя из тюрьмы, со свойственной ему иронией, Параджанов шутил, говоря своему другу Андрею Тарковскому, что через такое должен пройти каждый настоящий художник. На самом деле это испытание стало для Параджанова настоящей трагедией. "Страшно то, что 15 лет я был обречен и ничего не делал. Вот это обидно, это большой ущерб", - говорил он.

Лишенный возможности снимать, Параджанов продолжал писать. Он создал почти два десятка киносценариев, двенадцать из которых так и не были поставлены. Еще одним выходом творческой энергии мастера и его спасением стало искусство коллажа. Фотографии, растения, лоскуты тканей, детали механизмов, куски стекла – все это он монтировал на плоскости и в пространстве, создавая совершенно уникальный мир. Как говорил сам режиссер, "коллаж – это спрессованный фильм".

В этом году к юбилею Сергея Параджанова, грузинский фотохудожник и личный хроникер известного режиссера Юрий Мечетов выпускает альбом фотографий "Сергей Параджанов. Хроника диалога". Большинство работ будут опубликованы впервые. На них Сергей Параджанов запечатлен в разные периоды жизни и в разных эмоциональных состояниях. Незабываемая мимика, жесты, улыбка и, конечно же, взгляд загадочного и мистического гения кино XX века.