11.01.2009 | 11:32

Наследие Дягилева и современный балет

В этом году исполняется сто лет знаменитым балетным сезонам Сергея Дягилева. В 1909 году решение импресарио организовать в Париже выступления русских танцовщиков представлялось многим едва ли не авантюрой. Тем более, вряд ли кто-нибудь мог предположить, что скоро имена их участников – Михаила Фокина, Игоря Стравинского, Вацлава Нижинского, Тамары Карсавиной и Льва Бакста – прославятся на весь мир, а яркие, новаторские постановки определят развитие мирового балета на десятилетия вперед. Рассказывают "Новости культуры".

Гастроли русского балета Дягилев готовил, как настоящий тактик. Поддержка Матильды Кшесинской, огромные субсидии и репетиции в Эрмитаже. Главной целью Дягилева было раздвинуть рамки классического балета, однако в разгар подготовки правительство прекратило поддержку Сезонов. У Дягилева была сомнительная репутация. Его считали безумным и опасным авантюристом.

Тем не менее, Дягилев все-таки привез в Париж лучших танцовщиков Мариинки и Большого. Театр Шатле срочно переделали под русских – увеличили сцену, установили ложи на месте партера, даже обновили интерьер зала. Увидев балеты "Половецкие пляски", "Павильон Армиды", "Пир", парижская публика заговорила о новых кумирах – Павловой, Карсавиной, Нижинском. Спустя год у всех на устах были "Шехеразада" и "Жар-птица". В 1911 году Дягилев официально зарегистрировал свою балетную компанию, и его премьерам снова сопутствовал успех. Это были постановки "Нарцисс", "Призрак розы", "Петрушка".

В двадцатом веке к шедеврам дягилевской антрепризы обращались многие хореографы. В конце шестидесятых Марис Лиепа поставил в Большом "Видение розы". На маленький фокинский шедевр у него ушло десять лет. Его сын Андрис Лиепа продолжил дело отца и занялся реконструкцией балетов "Русских сезонов". "Жар-птицу" и "Шехеразаду" он воссоздавал по американским архивам Фокина и эскизам мирискусников. Теперь эти спектакли идут в репертуаре Мариинки. Однако Лиепа этим не ограничился и сделал настоящий киноспектакль "Возвращение Жар-птицы". Хореография балетов "Синий бог" и "Тамар" была полностью утеряна. Пришлось Лиепе приглашать хореографов и создавать новую версию. В каждой постановке сохранены элементы оригинальных костюмов. Как и сто лет назад, публика аплодирует декорациям Бакста, Головина, Бенуа.

Балет "Послеполуденный отдых Фавна" тоже не остался легендой. Теперь античная история в исполнении Николая Цискаридзе – премьера Большого. Когда-то восьмиминутный балет Нижинского вызывал восторг и негодование, как и "Весна священная" – еще один восстановленный шедевр.

Дягилев всегда ставил на перовое место новые танцевальные формы, даже если это грозило коммерческим провалом. Сегодня Мясин, Баланчин, Фокин – классики мирового балета, а сто лет назад они были бунтарями, получившими крещение в дягилевской антрепризе. Впрочем, теперь эксперимент на родине Дягилева, в Перми, стал делом привычным. В репертуаре балетной труппы пермского театра есть и романтическая классика Баланчина, и современные комические постановки Роббинса. А международный фестиваль "Дягилевские сезоны" проходит сразу в трех городах – в Перми, Петербурге и Париже. В начале февраля очередную премьеру в Москве готовит Андрис Лиепа. "Павильон Армиды" – первый балет, положивший начало триумфальному дягилевскому эксперименту.