11.01.2009 | 19:35

В Павловске реставрируют галерею Гонзаго

65 лет ожидания окончены. В Павловском дворце запущен главный реставрационный проект 2009 года. Специалисты приступают к воссозданию знаменитых росписей галереи Гонзаго, выполненных художником в начале XIX века и почти полностью выгоревших во время пожара 25 января 1944 года. Смогут ли реставраторы вернуть галерее прежний облик и как надеются охранять фрески в будущем? Рассказывают "Новости культуры".

Сейчас галерея Гонзаго, получившая свое название в честь автора знаменитых фресок, закрыта от посторонних глаз. Первый этап реставрационных работ окончен. Укреплены потолок и стены, и теперь можно увидеть то, что осталось от знаменитых росписей. Остальные фрагменты хранятся в специальных кюветах. "Вот балясины – основа фресок. Это архитектурный пейзаж, который появился в России благодаря Гонзаго", – поясняет главный архитектор музея-заповедника "Павловск" Николай Величко.

Пьетро ди Готтардо Гонзаго в родной Италии был преуспевающим театральным декоратором. В Россию он приехал по приглашению Джакомо Кваренги в 1792 году для работы в Эрмитажном театре. Большая часть его жизни в России была связана с Павловском. Там он создал пейзажный парк, декорации к придворным торжествам, многочисленные росписи. Открытая галерея была сооружена зодчим Винченцо Бренной в 1797 году. Через десять лет Гонзаго расписал ее, создав на стене иллюзию архитектурного пейзажа.

Когда посетитель шел от реки Славянки, он видел не глухую стену, а пять галерей, уходящих вдаль. Птицы влетали в этот пейзаж, разбиваясь о стены. В течение XIX века фрески периодически подновляли. В конце 1930-х годов их собирались серьезно реставрировать, но эти планы не были осуществлены. На кадрах кинохроники, снятых 25 января 1944 года, можно увидеть, как Павловский дворец горит. Видно даже, как в огне гибнут фрески Гонзаго. От высокой температуры их цвет изменился, и они стали красными.

Перед реставраторами сейчас стоит очень сложная задача, ведь Гонзаго написал полихромный архитектурный пейзаж. Сохранилась лишь одна небольшая акварель самого мастера и две копии фресок, сделанных художниками Вейсом и Констинтиновским до войны.

Сложность заключается еще и в том, что Гонзаго не было равных в знании законов перспективы. Потому эти галереи в стиле итальянских палаццо кажутся такими правдоподобными. Реставраторы должны нарисовать все это великолепие безошибочно.

Сотрудников дворца беспокоит и еще одна проблема. В 2009 году фрески Гонзаго восстановят, но вот как охранять открытую галерею от вандалов? Музейщики хотели бы остеклить галерею. "Мы много раз обращались в государственную организацию по охране памятников, но они видят свою роль не в том, как сохранить, а как запретить", – замечает директор музея-заповедника "Павловск" Николай Третьяков.

Между тем, в свое время императрица Мария Федоровна, супруга Павла Первого, попросила зодчего Росси сделать проект остекления галереи, но он так и не был реализован. В XIX веке вандалы не заходили в парк, но венценосная владелица дворца беспокоилась о другом. Климат Петербурга вреден для итальянских росписей.

Если бы Комитет по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры (ГИОП) пересмотрел свое решение, то остекленная галерея могла бы стать дополнительным выставочным залом, а их так не хватает музею.