12.01.2009 | 11:31

Театр, который смотрит в прошлое под "Старый Новый год"

В одном из своих "рождественских стихотворений" Иосиф Бродский предположил, что для чуда нужно немного. Старая овчарня, звезда в небе над нею и еще по чуть-чуть "вчера", "сегодня" и "завтра" для ощущения связи времен. Ингредиенты смешиваются, и получается вертеп. Цель фестиваля "Старый Новый Год", который открывается в столице, – доказать, что традиции народного рождественского кукольного представления не забыты. Организатором смотра стал театр "Бродячий вертеп", а участниками – самодеятельные семейные труппы. Это придает празднику атмосферу домашнего тепла и уюта. О процессе рождения "кукольного чуда" рассказывают "Новости культуры".

Руководитель театра "Бродячий вертеп" Александр Греф начал играть в куклы двадцать лет назад. С тех пор он сохраняет древнюю традицию и каждый год под Рождество трепетно зажигает в своем театре Вифлеемскую звезду. "Дети придут, они покажут, как надо работать", – замечает Греф. Он уверен, что вертеп – дело коллективное и исключительно домашнее. Это представление возникло в любительском театре – значит, там ему и быть. "Семейный театр и любительский работают на одной площадке", – добавляет Александр Греф.

В профессиональном театре важна эстетика. Ошибки там не прощаются. Дома важно только одно: чтобы участвовала вся семья. "Им очень дорог вертеп, им очень хочется сделать хорошо. Они стараются, и все это невероятно мило. Когда это делает большой дядя, профессионал, с профессиональной подачей, все это становится немного дико", – поясняет руководитель театра. Несколько лет назад он создал Гильдию Вертепщиков. Законы вертепного представления вывесили в Интернете, определив два неизменных правила. "Нельзя способ кукловождения менять, и желательно иметь два этажа, как минимум", – рассказывает Греф.

Одноэтажный вертеп – это халтура. Важно, чтобы зритель одновременно видел два этажа. Условно их можно назвать "добро" и "зло". Пока творятся добрые дела, публика одним глазом должна видеть, что зло где-то рядом. Вертепный ящик – феномен культуры. Его менять нельзя. В "Бродячем вертепе" целых четыре этажа. Вифлеемская звезда, под ней Святое Семейство, ниже царство Ирода и, конечно же, ад со спецэффектами. На нижних этажах, как и положено, кипят страсти. Режут младенцев, рубят Ироду голову, тащат в ад. Сверху – божественная звезда, рождение Иисуса Христа и подарки от королей. Правда, в "Бродячем вертепе" долгое время они приходили с пустыми руками. "Через десять лет мы им сделали к Рождеству дары, и для нас это было большим счастьем, потому что мы их любим, как живых. У наших кукол нет рук, почти нет лица – только глаза. Вот у Ирода, у него тоже нет рук. А почему нет – да, не нужны руки, потому что он руками ничего не делает", – рассказывает Александр Греф.

Наличие рук повлечет за собой дополнительную пластику куклы, что потребует увеличение текста, а это недопустимо. Из года в год идет одна и та же пьеса, которая не терпит режиссерских находок и интерпретаций. Так же распевно возвестит о Рождестве Ангел, так же нахально выпрыгнет Смерть с косой. Любое слово и движение известно заранее. Здесь достижения цивилизации тормозят. Это театр, который смотрит в прошлое.

Читайте также: Екатерина Дорохова об истории вертепных представлений