12.01.2009 | 12:14

Принц Датский из Бурятии – Чингис Аюшеев

Говорят, что каждый артист мечтает сыграть Гамлета, но солист Московского музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко Чингис Аюшеев и не гадал, что когда-нибудь выйдет на сцену в образе принца Датского. А вот художественный руководитель и главный режиссер театра Александр Титель не сомневался, что именно этот молодой певец станет идеальным исполнителем главной партии в опере "Гамлет" Владимира Кобекина. Буддистская мудрость гласит: "Не герой выбирает свой путь – путь выбирает героя". О том, какими путями Чингис Аюшеев шел в Эльсинор, рассказывают "Новости культуры".

На Московском ипподроме Чингис Аюшев чувствует себя, как дома, на Алтае, хотя работает он в Театре Станиславского и Немировича-Данченко. "Я – тенор, а это диагноз", – шутит Чингис. Его жена Елена, тоже певица, вполне серьезно с ним соглашается. "Мы спим в шарфике, пьем несчетное количество стаканов чая. Бывают перегрузки, он не спит ночами. Тенор – это трудно, и с тенором жить трудно", – рассказывает Елена. Особенно сложно приходится, если этот тенор – поклонник конного дела. На Алтае у него осталась английская скаковая. Чингис начал ездить верхом, как только встал на ноги. Так принято у бурятских мужчин. "С четырех лет. Я падал с лошадей, меня кусали и пинали. Много было историй", – вспоминает он.

Запел Аюшеев, тоже сидя верхом. Правда, то, что у худощавого парня мощный голос, поняли не сразу, а только на свадьбе друга. Тогда Аюшееву исполнилось восемнадцать лет, и он спел застольную. После этого Чингис устремился в столицу за оперными знаниями. На дипломном спектакле познакомился с будущей женой – Леной. На сцене они разыгрывали романтическую историю любви из оперы "Богема" и сами не заметили, как та же ситуация повторилась в жизни. "Как он выглядит? Он такой худенький, молоденький, маленький. Когда он начинает петь – это совсем другое впечатление. Сильное энергетическое", – замечает Елена.

Эту энергетику оценил в Чингисе и главный режиссер Театра Станиславского и Немировича-Данченко Александр Титель. Уже на кастинге в 2000 году он начал учить Аюшеева петь, держа руки в карманах. Процесс преобразования простого тенора в тенора-актера пошел успешно. Новая провокационная постановка оперы Владимира Кобекина "Гамлет" показала, насколько свободно Чингис владеет телом.

Аюшеев поет, как прописал автор либретто, используя молодежный сленг. Первые две недели голова у него болела от сложностей и диссонансов музыкального языка. Потом мигрени закончились, и пришло осознание того, что этот язык напоминает ему алтайские народные мелодии. "Я, когда услышал монотонное, очень быстрое пение, – очень много там азиатских корней, даже шаманских. Может, в "Гамлете" я раскрылся больше как актер, потому что в остальных спектаклях я зажимался", – признается Аюшеев.

Вскоре Чингис Аюшеев планирует совместить два главных и любимых дела своей жизни – лошадей и оперу. "Сейчас "Лючия де Ламмермур" будет. Там живая лошадь", – замечает певец. Так что выбирать уже не придется. Принц датский из Бурятии снова будет на коне.