20.01.2009 | 12:51

Вечер поздне-романтической немецкой музыки

На вечер поздне-романтической немецкой музыки пригласил 19 января меломанов Симфонический оркестр Большого театра под управлением Александра Ведерникова. В программе – и редко звучащие, и хорошо известные сочинения. Впрочем, и в этом случае не обошлось без открытий. Из Большого зала консерватории - "Новости культуры".

Увертюра к опере "Нюрнбергские мейстерзингеры" украсит любую программу, в данном случае она предваряла довольно редко исполняемые у нас "Семь ранних песен" Альбана Берга. Спеть их пригласили немецкую певицу Юлиану Банзе. Она много и успешно поет в классических и романтических операх, есть в ее репертуаре и русская музыка – Татьяна в "Евгении Онегине" Чайковского. А в Россию она приехала впервые, специально чтобы исполнить вокальный цикл Берга. Певица довольно часто включает его произведения в свои концертные выступления.

Юлиана Банзе, певица (Германия): "Я бы не сказала, что это современная музыка. Это было написано Бергом на границе двух периодов – поздне-романтического и додекафонного. Но больше здесь от романтики, хотя, конечно, есть уже эксперименты с формой, использованы приемы новой музыки".

Завершала концерт Первая симфония Малера, которую Александр Ведерников исполнил в ранней авторской пятичастной версии, практически неизвестной в России. Эта рукопись не так давно была обнаружена и, по мнению дирижера, достойна внимания.

Александр Ведерников, главный дирижер Большого театра: "Его переделки сделаны рукою зрелого мастера, но это не значит, что первые варианты хуже. Они несут первозданность. Мне кажется, это также интересно".

В той версии Первой симфонии, от которой Малер по каким-то причинам отказался, эта музыка, которую автор назвал "Блюмен" (цветочки), стояла на месте второй части. Воля автора – закон, и в каком-то смысле Александр Ведерников, исполнив симфонию в таком виде, проявил своеволие. Но познакомиться с ходом творческой мысли автора всегда интересно. Поэтому невольно испытываешь благодарность к Ведерникову за то, что он не просто дал возможность еще раз услышать гениальное произведение, но и - заглянуть в творческую лабораторию Малера.