20.01.2009 | 14:38

Рассекречены материалы Нобелевского комитета, касающиеся Бориса Пастернака

Русский писатель Борис Пастернак неоднократно выдвигался кандидатом на получение Нобелевской премии по литературе – в 1947, 1948, 1949, 1950, 1957 годах. Но тогда его кандидатура (на получение премии за поэзию и переводы) не получала необходимой поддержки. И только роман "Доктор Живаго" стал завершающим аргументом, который в 1958 году убедил Нобелевский комитет в правильности выбора. Об этом стало известно из рассекреченных архивов Шведской академии, касающихся присуждения награды в 1958 году Борису Пастернаку.

Нобелевский комитет академии отвечает за присуждение Нобелевской премии в области литературы. Архивариус Шведской академии Микаэла Хольмстрем показала материалы, включающие в себя списки кандидатов в 1957 и 1958 годах, пояснительные записки шведских литераторов по творчеству Пастернака от 1947 и 1958 годов, высказывания членов Нобелевского комитета в отношении кандидатов на присуждение премии.

Согласно архивным данным Шведской академии, в 1957 году кандидатура Пастернака – за его поэзию и переводы – была выдвинута членом Нобелевского комитета Харри Мартинсоном. В списках кандидатов также значатся Лион Фейхтвангер, Жан-Поль Сартр, Альберто Моравиа, Роберт Фрост, Сэмюэль Беккет и другие. Пастернак значился также среди четырех финальных кандидатов академии – наряду с датской писательницей Карен Бликсен и французским прозаиком Андре Мальро. Лауреатом же Нобелевской премии 1957 года стал французский писатель и философ-экзистенциалист Альбер Камю.

В 1958 году кандидатура Пастернака официально была выдвинута профессорами Ренато Поджоли, Хэрри Левином (Гарвард) и Эрнстом Симмонсом (Колумбийский университет, Нью-Йорк) – в том числе и за роман "Доктор Живаго".

К этому времени постоянный секретарь Шведской академии Андерс Эстерлинг уже прочитал роман Пастернака, вышедший на итальянском языке годом раньше. Он отметил, что "академия может принимать решение с чистой совестью", невзирая на то, что "роман Пастернака пока еще не издан в СССР".

Появившиеся в последнее время в европейской прессе публикации о причастности к этой Нобелевской премии американских спецслужб и генерального секретаря ООН (1953 - 1961 годов) шведа Дага Хаммаршельда, напечатавших роман и оказавших давление на комитет, не имеют документального подтверждения в Стокгольме.

"Я ни на секунду не верил в гипотезу, что Даг Хаммаршельд мог быть вовлечен в какую-либо акцию ЦРУ, – прокомментировал эти утверждения постоянный секретарь Шведской академии Хорас Энгдаль. – Я никогда не верил и в то, что Пастернак мог целенаправленно использовать американские разведслужбы, чтобы напечатать свою книгу на Западе. Слухи последнего времени кажутся продолжением клеветнической кампании, которая в 1958 году была направлена против писателя. Нужно помнить, что рассуждения по поводу неприсужденных или присужденных премий появляются часто. Мы относимся к ним спокойно."