23.01.2009 | 12:57

Ирина Масленникова: "Всегда была музыка"

На днях в Центре оперного пения Галины Вишневской прошли мастер-классы знаменитого итальянского педагога, арт-директора Римской оперы Мауро Тромбетты. Гость не скрывал своего восхищения высочайшим уровнем подготовки студентов, и в этом немалая заслуга Ирины Масленниковой. Она является одним из лучших и старейших педагогов Москвы. В прошлом году Ирина Ивановна отметила 90-летие. Когда-то она блистала на сцене Большого театра, а сегодня гордится плеядой знаменитых учеников. Рассказывают "Новости культуры".

Она настоящая легенда отечественной оперной сцены. Ясный серебристый голос, умение держаться на сцене, глубоко проникать в существо образа – все, кто видели Ирину Масленникову в "Снегурочке" или "Лакме", в роли Марфы в "Царской невесте" или Розины в "Севильском цирюльнике", отмечали ее удивительную способность приковывать к себе внимание.

"Когда мне было девять лет, мой папа, так как он дворянского происхождения, считал, что дочь должна уметь играть, танцевать. Ну, вы знаете, как раньше воспитывали детей. Он купил мне пианино. Я жила в Киеве. Я должна сказать, когда я пришла, а все стоят и ждут, как я буду реагировать, я потеряла сознание. Я упала. Потом я стала заниматься. Я училась девять лет играть, понимаете?" – рассказывает народная артистка СССР.

Она рано оставила сцену, на то были свои причины. Масленникова могла еще несколько лет великолепно петь, но она открыла в себе педагогические качества. С конца 1950-х годов преподавала в ГИТИСе, на факультете музыкального театра; с 1974 года и по сей день Масленникова – профессор Московской консерватории. Как только был открыт Центр оперного пения Галины Вишневской, ее пригласили преподавать и туда. Полувековой преподавательский стаж, колоссальное количество преемниц – сегодня ее ученики работают в лучших оперных театрах мира. Среди них – Лилия Амарфий, Мария Гаврилова, Лариса Рудакова, Оксана Лесничая.

"Это, конечно, слово, которое определить нельзя. Это талант называется. Хочется его вытащить. Мы видим и надеемся, что он есть у девочки, у мальчика, и часто так бывает. Оказывается, они очень талантливы, – заверяет Ирина Ивановна. – Но они очень стесняются. Потом на каких-то произведениях оказывается, что это есть, понимаете? Поэтому подбираем разные произведения. В этом смысле, есть композитор Пуччини, который помогает, потому что он абсолютно гениален. Его хочется исполнять".

С произведения Пуччини и началась ее певческая карьера. Еще в Киеве юная Ирина, всерьез думавшая о своем пианистическом будущем, однажды пошла купить новые ноты. Среди вороха партитур ей вдруг попался "Рассказ Мими". "Я говорю: "Что это такое?" – "А это опера". Я говорю: "А что, это можно проиграть?" – "Да. Пожалуйста". И когда я проиграла "Рассказ Мими", первые десять тактов, я купила эти ноты, и они со мной всю жизнь. Потом в Большом театре пела и поступала в консерваторию с этим, потому что это музыка, которая вас меняет", – заверяет Масленникова.

В свои девяносто она жизнерадостна, деятельна, открыта миру и людям. Для Ирины Ивановны Масленниковой главный жизненный стимул – это музыка. "Музыка сама по себе не существует. Вот, как воздух, она не существует. Ее делают все-таки люди. Сколько существует мир, планета, люди, дикари – всегда была музыка", – замечает она.