28.01.2009 | 11:29

Выставка иллюстраций к роману Платонова открыта в галерее "На Солянке"

"Это вещь острая и вредная. Лучше было бы купить ее у автора и законсервировать лет на десять" – так о романе Андрея Платонова "Чевенгур" в 1932 году докладывал властям литературный осведомитель. "Консервация" затянулась. На родине писателя опальный шедевр впервые был опубликован лишь в 1988 году. Однако "Чевенгур" – это повествование о вечных категориях. Он живет вне времени, как и сложный сюрреалистический язык автора. Найти материал, из которого соткана платоновская речь, удалось художнице Светлане Филипповой. Выставка ее иллюстраций к роману открывается в галерее "На Солянке". Рассказывают "Новости культуры".

Уверенным шагом она идет знакомой дорогой в галерею "На Солянке". К выставке почти все готово. Светлану Филиппову поддержали многие. Даже с названием ей помог один из любимых учителей. "Придумал Норштейн, когда писал текст об этих иллюстрациях. Это цитата из Мандельштама – "Тяжесть и нежность" – когда он писал о Пушкине", – поясняет художница.

Норштейн ученицей гордится. Считает, что она сделала невозможное.

Юрий Норштейн, художник, режиссер: "Мне кажется, в конце этого отрезка ее творческого пути, ее работы, она сделала нечто просто небывалое. Платонова иллюстрировать практически невозможно. Вообще, даже само понятие Платонов и иллюстрация – это несовместимое понятие".

В полутемном зале представлены иллюстрации кофейного цвета. "Я представила себе людей, как окурки в пепельнице, и поэтому они в такой позе здесь лежат", – говорит Светлана.

Она иллюстрировала самые драматичные моменты. Смерть ребенка на руках матери поначалу выглядела как библейский сюжет. "Я нарисовала женщину, как Мадонну с ребенком, а потом поняла, что что-то не то. Женщина эта должна быть очень грубой женщиной-бродяжкой", – замечает художница.

На иллюстрациях персонажи застыли в движении, как будто кадры из фильма. Это легко объяснить, ведь Светлана – ученица мэтров анимации: Хитрука, Норштейна, Назарова и Хржановского. Во время работы над "Чевенгуром" она сделала фильм "Три истории любви".

Изначально задумывался рассказ о Маяковском, но в итоге осталась только метафора влюбленного поэта и его эпоха. "Фильм об этом же времени – 1910-е, 1920-е, 1930-е годы. Там анимация сочетается с архивными материалами, и у меня как раз все время перед глазами были эти архивы", – рассказывает Светлана.

Черно-белые кадры хроники, история 1920-х и мир, созданный поэтами и художниками. Светлана читала роман Платонова дважды по две-три страницы в день, чтобы ничего не упустить. Параллельно она выписывала цитаты и делала раскадровки.

От рисунков карандашом или углем она почти отказалась. Художница решила сделать "Чевенгура" из кофе. Это так называемая "порошковая техника", когда вместо красок используется молотый кофе. Такие картины живут недолго. Чтобы сохранить, их необходимо сфотографировать. Так что представленные на выставке работы – это снимки более фактурных произведений.

Работа длилась около года, и все это время художница пребывала в гнетущей атмосфере платоновского романа. Это оказалось непросто. На вопрос о создании фильма на основе рисунков она ответила категорично: "Нет, анимацию – нет. Мне очень тяжело дается работа над Платоновым. Это на самом деле это очень тяжело. Это просто смертельно". Результатом стало подарочное издание с авторскими иллюстрациями.

От романтичного героя в начале романа, до одинокой лошади в конце – Светлана Филиппова прожила эту жизнь страницу за страницей. "Для меня это самый главный писатель. То, как он умеет возвращать утерянный, затершийся смысл словам, мне кажется, никто не может встать рядом с ним в этом смысле", – утверждает она.

Юрий Норштейн во вступительной статье к этой книге пишет: "Иллюстрировать Платонова все равно что переводить его прозу на иностранный язык – трудной найти синонимы". И добавляет: "Здесь требуется метафизика".