30.01.2009 | 12:23

Виктор Гусев. Он мог превратить стихи в драматургию...

Сегодня исполняется сто лет со дня рождения поэта Виктора Гусева. Благодаря его таланту "взвились кострами синие ночи", полюбили друг друга "Свинарка и пастух", а позже их ровесники встретились "В шесть часов вечера после войны". Романтический энтузиазм московского стихотворца оказался крайне востребован при создании пьес, текстов песен и сценариев кинолент, на которых воспитывалась молодежь страны Советов. Сам Виктор Гусев так не узнал, что сказка не стала былью, но его сочинения остались памятниками культурной эпохи. Рассказывают "Новости культуры".

Главный вопрос детства внука Виктора Гусева: "Почему моим именем названа улица?". Это уже потом ему рассказали, кем был его дед. Он увидел, какой дом построил совсем еще молодой поэт; прочитал двести стихотворений, написанных дедом; посмотрел два фильма, снятых по его сценариям. Он узнал, что Виктор Гусев-старший успел получить две Сталинских премии, услышал семейные предания о трогательной заботе вождя всех народов о судьбе ушедшего поэта. "Дедушка умер, такая трагедия. И здесь, в квартире у бабушки, раздается звонок: "Здравствуйте, Нина Петровна, с Вами будет разговаривать товарищ Сталин". И Сталин сказал только два слова: "Жаль детей". И положил трубку", – рассказывает внук Виктора Гусева, спортивный журналист Виктор Гусев.

По крупицам молодая вдова поэта собирала все фотографии, все стихотворения – все, что было связано с мужем: воспоминания тех, кто его любил, и тех, кто его критиковал. Например, Владимир Маяковский хвалил восемнадцатилетнего поэта за хорошие форму и слог, но и упрекал за то, что тому не хватает жизненного опыта. "У него двести стихотворений было опубликовано в газете "Правда". Это были стихотворения сродни срочным сиюминутным репортажам", – продолжает внук поэта.

Привлекали Гусева и крупные формы. На сценах страны шли его пьесы "Слава", "Весна в Москве". "В том-то и отличие Виктора Гусева, что он мог не просто писать стихи, а он мог превратить эти стихи в драматургию", – замечает директор Библиотеки киноискусства Екатерина Хохлова. Этот дар по достоинству оценил режиссер Иван Пырьев. Как-то раз он увидел на ВДНХ шкатулку с изображенными на ней свинаркой и пастухом. Режиссеру сразу же захотелось романтику Палеха перенести на пленку и сделать достоянием широкой общественности. А еще он решил, что свинарка и пастух должны говорить стихами. Гусев Пырьева понял.

Работу над абсолютно счастливым фильмом-сказкой заканчивали уже в начале войны. Той же творческой группой взялись за фильм "В шесть часов вечера после войны", предвосхитив финал Великой Отечественной. Артиллеристы и представители других видов войск тоже изъяснялись стихами, причем делали это абсолютно естественно.

Виктор Гусев придумал такой финал: главные герои Вася и Варя случайно встречаются на полустанке. Вася уезжает на фронт. Полустанок бомбят фашисты. Варя погибает, и задуманная встреча влюбленных под праздничным салютом после войны становится лишь последним видением умирающей девушки. Однако создателю киносчастья Ивану Пырьеву финал не понравился. Герои встретились не в воображении, а в кинематографической реальности. К сожалению, этого праздничного победного салюта уже не увидел предугадавший его Виктор Гусев.