30.01.2009 | 13:03

Павел Нерсесьян: "Любители – счастливые люди!"

"Его романтическая свобода, нежелание подчиняться условностям восхищают и привлекают" – так пишет о российском пианисте Павле Нерсесьяне британский журнал Gramophone, одно из самых влиятельных изданий о классической музыке. Поражаясь оригинальностью его трактовок и виртуозной техникой, критики причисляют исполнителя к узкому кругу "музыкальных концептуалистов". Нерсесьян всегда составляет тематические программы. Не стал исключением и концерт в Московской консерватории. Нюансы "Ночной музыки" – в репортаже "Новостей культуры".

К каждому выступлению Павел Нерсесьян готовится с особой тщательностью. Он избегает стандартных программ. Его концерт – это всегда неожиданное решение. На этот раз в программе под названием "Ночная музыка" соседствуют вальс-каприс Шуберта "Венские вечера" и "Лунная соната" Бетховена. "Может быть, это кажется притянутым за уши, но мне кажется интересным сыграть шесть разных композиторов, или сколько я там играю, и при этом, чтобы это выглядело стройно. Обычно больше трех композиторов не очень красиво, а так они нанизываются на красивую идею", – поясняет заслуженный артист России.

Мировую известность Нерсесьяну принесла победа на престижном международном конкурсе в Дублине в 1991 году. После этого для него распахнулись двери лучших залов мира. "Его романтическая свобода, нежелание подчиняться привитым нормам и условностям равно восхищают и привлекают", – писал один из самых престижных журналов о классической музыке Gramophone. Эти качества – естественная сосредоточенность и филигранное внимание к оттенкам –отличают пианиста. Это прекрасно понимает и московская публика, которая весьма избирательно посещает концерты.

На выступлениях Нерсесьяна всегда аншлаг, а вот сам музыкант признается, что на концерты не ходит. "Профессиональные уши – это вообще ужасно. Профессиональные уши испорчены хорошими исполнениями. Когда видишь или слышишь обычное, ты уже недоволен. В этом смысле любители – счастливые люди. Я вот люблю балет, люблю оперу, и там я полностью ребенок", – признается музыкант.

Все время, оставшееся от гастролей, Павел Нерсесьян посвящает педагогике. В свои 44 года он самый молодой профессор Московской консерватории. С расхожим мнением, что хороший пианист должен быть непременно средним или плохим педагогом, музыкант не согласен. "Когда берешь какую-нибудь формулу, она всегда немножко врет. Потому что эта формула упрощает и отсекает частности, все самое интересное. Плохой пианист – хороший педагог. Да, может быть. Но может быть и наоборот. Есть очень много прекрасных педагогов – прекрасных пианистов. Такая формула тоже работает", – заверяет он.

Свобода, яркая индивидуальность, безупречное мастерство и рискованность, в хорошем смысле. Пианист сравнивает свое выступление с прыжком с парашютом. "Наверное, это что-то похожее. Вы очень переживаете, когда играете, а потом – удовольствие. Сейчас я доволен, мне хорошо и легко. Мне кажется, что в жизни проблем меньше", – замечает Павел Нерсесьян.