03.02.2009 | 11:33

"Братья Карамазовы" – премьера Мариинки в Москве

Сегодня в столице стартует проект "Премьеры Мариинского театра в Москве". Его откроет опера Александра Смелкова "Братья Карамазовы". Спектакль был выпущен летом прошлого года и сразу же вызвал волну самых противоречивых откликов. Кто-то приветствовал обращение прославленной труппы к сочинению современного композитора, другие, напротив, сочли этот опыт не слишком удачным. Тем не менее, постановка была выдвинута на соискание премии "Золотая маска" сразу в пяти номинациях. Составить собственное мнение о спектакле смогут зрители, которые придут сегодня вечером в Музыкальный театр имени Станиславского и Немировича-Данченко. Рассказывают "Новости культуры".

По словам художника-постановщика Зиновия Марголина, Скотопригоньевск, который возводят под его строгим присмотром, существует не по законам театральных декораций, а по законам кино. "Люди смотрят из зала, а кадр все время едет. Если бы это было кино, то камеру бы просто поставили на рельсы, она бы ездила вокруг. Прием известный", – поясняет мастер.

Упоминание кинематографических приемов не случайно. На них строится весь спектакль. "А внутри вот такие странные стены. Там снаружи есть окна, которые светятся, и полное ощущение, что в этом городе живут люди. А когда открываются ворота, выясняется, что это голые бетонные стены и русская колокольня", – продолжает Зиновий Марголин.

Эту постановку вообще можно назвать кинематографической. Василий Бархатов признается, что, работая над ней, учился ставить "актерский спектакль". В нем почти нет визуальной и пространственной режиссуры. Все самое важное происходит, как в кино, на крупных планах. "Там говорят: "О, какой прекрасный классичный спектакль. Никакой резкой режиссуры!". Вся режиссура здесь в этих банках с вареньем, в качающихся лампочках, в поведении, порядке общения рук, как они берут чашки. Мне просто важно было проделать человеческий путь каждого персонажа, что к чему", – говорит режиссер-постановщик.

Бархатов не скрывает, что работа была очень тяжелой. Случались и творческие конфликты с композитором, либреттистом, да и погружение в мир Достоевского легкой прогулкой назвать сложно. Все задействованные в постановке по настоянию режиссера прослушали лекции о Достоевском и его творчестве. Разбирались в деталях, даже в названиях деревень, которые вскользь упоминает классик. "Там погиб его отец, поэтому для Достоевского Чермашня – это был символ отцеубийства и смерти отца. А все это воспринимают как выдуманное название", – замечает Бархатов.

После летней премьеры эту оперу уже слышали в Роттердаме и Лондоне, но только в концертном исполнении. Теперь же декорации "Карамазовых" на девяти грузовиках впервые покинули Мариинку.

Читайте также:
Екатерина Бирюкова об опере "Братья Карамазовы" в постановке Мариинки