08.06.2012 | 19:38

"Кинотавр": один день до окончания конкурсных показов

События Открытого российского кинофестиваля «Кинотавр» не поддаются исчислению. Утром – мастер-классы по режиссуре и сценарному мастерству, днем – пресс-конференции, ночью – презентации новых проектов. Ближе к закрытию сочинский смотр открыл деловые площадки. Там не только фильмы смотрят, но и обсуждают, как поддержать отечественное кинопроизводство. Впрочем, главной интригой по-прежнему остаются конкурсные показы. Рассказывают «Новости культуры».

На показ, о котором говорили еще в Москве, в Сочи пришли все. Александра Прошкина в кулуарах называли героем. Уже получавший призы «Кинотавра» за «Русский бунт» и «Живи и помни», 72-летний режиссер снова в конкурсе среди молодых. Пока ждет за кулисами, думает, что сказать зрителям, смотрит как заполнен зал. Когда выйдет, признается – «Кинотавр» открывает новые имена, а он возвращает старые.

«Искупление» снято по прозе многими забытого Фридриха Горенштейна – драматурга, писателя, уехавшего в 1980 году в Германию. Трудная для экранизации, с вечными вопросами история о Павлике Морозове в юбке, о дочери, предавшей мать, о цене искупления и о надежде на спасение. 

«Мне хочется верить. Понимаете, мы же всегда верим. Мы верим в Бога, мы верим в свет, мы стремимся к чему-то такому, когда настанет справедливость. Но это все в наших руках, это не оттуда», – убежден режиссер.

Фильм Александра Прошкина снят при государственной поддержке. Как эта поддержка будет распределяться в дальнейшем,– один из самых острых вопросов всей индустрии. Компаний, которым Фонд кино будет перечислять средства, теперь не семь, а десять. В списке – создатели не только зрительского, коммерческого, но и авторского, фестивального кино. Но как формировать экспертный совет, и кто должен решать, какие проекты достойны государственных денег? Продюсеры предложили прокатчиков, критики – критиков.

«Ясно, что любая экспертиза всегда будет грешить чем-то. Совершенно "золотого ключика" мы вряд ли найдем. Но при этом то, что экспертиза должна быть независимой, разносторонней и разножанровой, чтобы разнообразное кино у нас было, я думаю, это разделяется всеми участниками», – подчеркивает исполнительный директор Фонда кино Сергей Толстиков.

Пока за круглым столом обсуждали большие бюджеты, Павел Костомаров представлял кино, в котором нет гонораров актерам, нет затрат на художника, на оператора, нет даже прописанных заранее диалогов. «Я тебя не люблю» – настоящее «хоум видео». 

«Все снято самими героями. Мы ничего никогда не снимали, не присутствовали на площадке, никогда не регулировали ветер, штатив, свет. У нас было незыблемое правило не вмешиваться в процесс создания фильма. Мы только его монтировали. Материал, который к нам приходил, мы его мяли, рвали, клеили», – поясняет режиссер.

Свободная от завоеваний мирового кино и от его же стереотипов, с невероятно живым языком, трагедия о комедии первой любви. Фильм, в течение которого все время смеются, а потом почему-то становится грустно. Необычному и экспериментальному кино многие аплодировали, некоторые мэтры до конца не досмотрели.

Жюри XXIII «Кинотавра», и об этом сейчас говорят все, предстоит одна из самых сложных задач. Фильмы с разными сюжетами, темами, спорные, острые, очень много сильных картин. Но даже критики вслух пока не объявляют своих фаворитов. У «Кинотавра» остался еще один – завтрашний – конкурсный день. И многое может измениться.

Все материалы о XXIII Открытом российском кинофестивале "Кинотавр">>>