10.02.2009 | 11:53

Ульяна Лопаткина и Дмитрий Гуданов представляют: "Нижинский-Павлова–гала"

"Мы хотели найти такое искусство, посредством которого вся сложность жизни выражалась бы помимо слов – стихийно, наглядно, бесспорно", – писал в 1910 году Сергей Дягилев. Таким искусством в начале ХХ века стал русский балет. Хореограф Михаил Фокин и молодые артисты открыли новую суть классического танца. Вацлав Нижинский и Анна Павлова сто лет назад "задали ритм" всему мировому балету. Сегодня в Театре Оперетты состоится вечер под названием "Нижинский-Павлова–гала". Мировую премьеру программы-посвящения представляют прима Мариинки Ульяна Лопаткина и премьер Большого театра Дмитрий Гуданов. Рассказывают "Новости культуры".

Ульяна Лопаткина только что прилетела из Петербурга, хотя еще в пятницу была в Москве и танцевала на благотворительном вечере. А до этого – спектакли и ежедневные репетиции в Мариинке. У Дмитрия Гуданова график тоже плотный, поэтому новый проект они делают буквально на бегу. "Ульяна только что прилетела. Репетиционный зал на четыре-пять часов", – поясняет солист Большого театра. Впрочем, Лопаткина уже рвется на сцену. "Шехеразаду", "Баядерку", "Умирающего лебедя" она танцует давно. Для гала-концерта специально был сделан только "Русский танец". "Долго не танцевала. Жду спектакля", – признается она.

У них есть всего один день, чтобы отработать все нюансы и детали. Прежде всего, нужно успеть отрепетировать соло Золотого раба и Шехеразады, ведь постановка Фокина везде идет в разных редакциях. "Шехеразада" Фокина сегодня волнует так же, как и сто лет назад. Мягкая пластика, чувственный танец, откровенные костюмы. "Это требует труда и энергии, но "Шехеразада" нравится своей свободой, пластикой изящестовм, элементом восточного стиля", – замечает Лопаткина.

Сохранились кадры старой пленки, на которых Анна Павлова танцует "Умирающего лебедя". После нее эта миниатюра появлялась в репертуаре практически каждой русской балерины, и Лопаткина не исключение. "Не считала возможным повторить стиль Павловой. Она неповторима – это очевидно", – говорит Ульяна.

Сегодня трудно поверить в то, что Павлову упрекали в излишней худобе и субтильности. Мода на хрупкое изящество тогда еще не пришла. А вот Нижинскому повезло больше. Его сразу восприняли как законодателя моды в мужском танце. Дмитрий Гуданов балетами Нижинского болен давно и всерьез. В его репертуаре – "Видение Розы", "Шопениана", "Петрушка". Каждый современный танцовщик пытается перетанцевать "клоуна Божьего", и многим это даже удается... технически. "Они не столько технически, сколько на чувствах, едва уловимых вещах. Тогда эти балеты смотрятся и работают", – считает Дмитрий.

В программу гала-концерта войдет и фрагмент из "Жизели". Этот спектакль совершил переворот в образе мужчины-танцовщика. Именно в нем Нижинский вышел на сцену Императорского театра в балетном трико. По тем временам это было дерзко. Кстати, именно Нижинский дал импульс мужскому танцу. "Недостаточно просто сделать пируэт или прыгнуть. Надо попасть в стиль, в этот дух, создать этот дух на сцене", – добавляет Гуданов.

Это первая совместная работа Лопаткиной и Гуданова. "Нижинский-Павлова-гала" – проект амбициозный. Перетанцевать легенду пока не удавалось никому, но два главных театра страны продолжают ее традиции.