10.02.2009 | 19:35

135 лет со дня рождения "чародея театра" Всеволода Мейерхольда

В этот день 135 лет назад родился Всеволод Эмильевич Мейерхольд. Еще при жизни его называли "чародеем театра" и просто гением. Станиславский говорил о нем как о "единственном театральном режиссере современности". Вахтангов считал, что именно Мейерхольд "дал корни театру будущего". Что происходит с наследием Мейерхольда сегодня – рассказывают "Новости культуры".

Вадим Щербаков много лет изучает наследие Мейерхольда. День рождения мастера он отмечает не девятого февраля, как учит Большая советская энциклопедия, а десятого. "До победы исторического материализма над здравым смыслом было принято справлять не дни рождения, а именины. Всеволод Эмильевич родился, крестился в царской России, вот и справлял, когда праздновался его святой, десятого февраля", – поясняет театровед.

Когда в 1918 году Страна Советов перешла с Юлианского календаря на Грегорианский, к дате своего биологического рождения – 28 января – Мейерхольд прибавил не двенадцать дней, как положено рожденному в XIX веке, а тринадцать. Так снова получилось десятое февраля. Эту традицию Вадиму Щербакову передала внучка Мейерхольда Мария Валентей.

"Для Марии Александровны было важно, чтобы с мейерхольдовским наследием все время что-то происходило", – продолжает Щербаков. Книга о Марии Валентей, добившейся реабилитации деда и всю жизнь энергично защищавшей его наследие, издана на режиссерский гонорар Валерия Фокина. "Когда я стал руководителем Комитета по творческому наследию Мейерхольда, она пребольно ткнула меня пальцем и сказала: "Теперь Вы будете его защищать"", – вспоминает режиссер.

Он руководит и Центром имени Мейерхольда, где пройдет сегодня презентация книги, и Александринским театром, где Мейерхольд работал десять предреволюционных лет. Помимо костюмов из легендарного "Маскарада", в Александринке бережно сохраняют и нематериальное мейерхольдовское наследие. "Мне актеры говорят: "Вот вы сделали партитуру, теперь мы должны ее сыграть". Удивительно, ведь это слово Мейерхольда, это он придумал. Актеры других драматических театров не разговаривают так", – замечает Фокин.

Мейерхольд научил режиссеров искусству пространственной и музыкальной композиции, а актеров – биомеханике. Это искусство, в котором все тело задействовано в каждом жесте. Сохранилась архивная запись одного из пяти канонических этюдов биомеханики в исполнении учеников Мейерхольда под названием "Кинжал-удар". На современной сцене его можно увидеть в трактовке режиссера Юрия Погребничко в спектакле "Нужна драматическая актриса" по пьесе Островского "Лес". "Этот спектакль про театр и актеров, как и пьеса. И этот этюд – символ такого отношения к театру, с долей романтизма, театральной поэзии", – говорит актер, режиссер, педагог Алексей Левинский.

Биомеханика – это актерский тренинг, который, как восточные единоборства, передается от учителя к ученику. Алексей Левинский учился у актера театра Мейерхольда Николая Кустова, а теперь он сам передает традицию актерам театра "Около дома Станиславского". "Так как здесь культивируется точность, координация, то и биомеханика оказалась уместна", – поясняет Левинский. Опыт Мейерхольда уместен везде, где есть эксперимент, объемное режиссерское видение, яркая актерская игра и загадочное чувство театра.