11.02.2009 | 11:54

Виктор Филатов. Сохраняя традиции

В числе приоритетных задач на текущий год Федеральная служба по надзору за соблюдением законодательства в области охраны культурного наследия объявила сохранение и развитие отечественной реставрационной школы. Специалисты ведомства отмечают, что сейчас в стране существует всего два учебных заведения, которые готовят профессиональных реставраторов. Они находятся в Москве и Суздале. Кроме того, отмечается зависимость отрасли от импортных реставрационных материалов. Еще один ключевой момент – преемственность российской реставрационной школы. Придет ли молодежь на смену заслуженным мастерам? Профессор Академии живописи, ваяния и зодчества Виктор Васильевич Филатов надеется, что его ученики смогут продолжить и развить славные традиции. В свои девяносто лет патриарх российской реставрации продолжает активно работать. Рассказывают "Новости культуры".

"Я буду художником", – решил Виктор Филатов еще в раннем детстве. В девять лет он рисовал Москву, а через десять лет поступал в Текстильный институт. Его приняли, несмотря на то, что Филатов был сыном врага народа. "Поступил в институт благодаря тому, что в 1937 году на каком-то съезде Сталин произнес, что дети за родителей не отвечают. И у нас получился такой курс. Сразу же пошли дети бывших капиталистов, бывших дворян, бывшей интеллигенции, которых лишили гражданских прав", – рассказывает профессор Филатов.

Именно тогда, в 1937 году, у Виктора Васильевича появился опасный по тем временам интерес к древнерусскому искусству. Он посещал соответствующий кружок – занятия проходили на крышах башен Донского монастыря. "В 1937 году в Донском монастыре милиционеры жили в башнях, и они на растопку брали иконы, которые были фактически бесхозными. И я там у них из поленницы дров – прошу прощения за выражение – своровал несколько икон, и одна из этих икон оказалась иконой строгановских писем кремлевской мастерской", – вспоминает Филатов. Именно тогда Виктор Васильевич решил, что будет заниматься собиранием икон. В 1945 году, после Победы, которая застала его в Восточной Пруссии, он вернулся домой и стал работать во вновь открывшихся реставрационных мастерских.

Сегодня уже его студенты преподают в Академии ваяния и зодчества. "Мы считаем – так еще считал Грабарь, – что вещь во время реставрации познается больше, чем при изучении историками, искусствоведами. Потому что здесь изучается все. От самой основы, от идей мастера они приобретают серьезные знания", – говорит профессор. Он приезжает на консультации в особых случаях, когда "болезнь" произведения искусства реставратору неизвестна, или когда речь идет об особо ценных предметах и нужно принять единственно верное решение. В Троице-Сергиевой лавре до сих пор помнят, как в хрущевские времена Филатов спас знаменитый рублевский иконостас Троицкого собора. За ним тогда было последнее слово.

"Я с лампой переносной осматривал каждую икону и диктовал ее состояние. Оказалось, что иконы в хорошем состоянии. Все-таки они пятьсот лет простояли в этих условиях, они к ним приспособились. И вопрос о передаче в музей сразу отпал", – замечает заслуженный деятель искусств России. На этот раз Виктор Васильевич возглавляет комиссию именитых реставраторов ведущих музеев страны. Они принимают работу мастеров Троице-Сергиевой Лавры – икону Сергия Радонежского, написанную в 1480 году, к столетию со дня смерти святого. "И одновременно мы дали задание на икону Богородицы XVI века, на реставрацию. Она будет такой же светлой и красивой", – поясняет Филатов.

Ему постоянно звонят с просьбой о консультации. Его привлекают к новым проектам, связанным с историей и искусством, и он никогда никому не отказывает.