11.02.2009 | 12:30

Ульяна Лопаткина и Дмитрий Гуданов – в образах артистов прошлого

Задачу, которая по силам не каждому актеру, решали 10 февраля Ульяна Лопаткина и Дмитрий Гуданов. Каждому пришлось вживаться одновременно в два образа. Вымышленный, сценический и вполне реальный, исторический, легенд русского балета – Анны Павловой и Вацлава Нижинского. Творя образы великих артистов прошлого, солисты двух ведущих российских театров утверждали единство общего для них наследия, истоков, школы. Рассказывают "Новости культуры".

Они впервые встретились на этом проекте – прима Мариинки Ульяна Лопаткина и солист Большого Дмитрий Гуданов. Оба востребованы в своих театрах - текущие спектакли, репетиции новых постановок, гастроли…. "Нижинский-Павлова – гала" - делали на бегу.

Ульяна Лопаткина, солистка Мариинского театра: "Основной репертуар Мариинского театра – это исторический репертуар, легендарные балеты. И в него, конечно же, входят почти все балеты Фокина, которые являются наиболее любимыми зрителями сейчас, поэтому у меня в репертуаре такие спектакли, как "Шахерезада", "Баядерка", которые танцевала Анна Павлова".

Дмитрий Гуданов, солит Большого театра: "Репертуар Нижинского много танцевал – "Видение розы", "Шопениану", "Петрушку"".

"Шопениана" Фокина - самый поэтичный балет двадцатого века. В свое время Вацлав Нижинский один царил среди сильфид и муз, отвоевывая право на мужской танец. В этот вечер Дмитрий Гуданов танцует "Шопениану" с кордебалетом Станиславского и Немировича-Данченко и примами Большого.

Дмитрий Гуданов, солист Большого театра: "Если Нижинский был такой бесполый дух, и не было особой там мужественности, это был просто воздух, то дальнейшие исполнители могли привнести другое".

Эту пену кружева, газа и тюля балерины называют шопенками. Мягкие руки, воздушные прыжки, точность позы….Абсолютное попадание в музыкальный ритм – главное в "Шопениане".

Марианна Рыжкина, солистка Большого театра: "Руки должны петь под музыку. И тело, и душа, и ноги тоже. Поэтому это очень непросто, иногда даже перехватывает дыхание, потому что музыка настолько тонкая, изящная. И бывает у меня в прелюдии еле слышна, поэтому даже стук собственных пуант иногда, бывает, раздражает меня лично".

Здесь нет особого сюжета, весь балет идет под музыку Шопена. В начале века это было новым, предтечей балетов Баланчина. Академический танец полутонов.

Мария Александрова, солистка Большого театра: "Сложно это все исполнить. Это руки, это шея, это голова, умение работать корпусом, не забывая при этом про стопы, и что балет очень сильно шагнул вперед, и нельзя это делать, как музейная реликвия".

Она вся в розовом, хрупкая, изящная, готовая к таинственным превращениям… Для солистки Мариинки Екатерины Осмолкиной - фея кукол, как игра. …Один из номеров Анны Павловой: когда ночью в лавке игрушек вдруг ожили куклы.

Екатерина Осмолкина, солистка Мариинского театра: "Игривое трио с двумя братьями Пьеро, которые борются за ее сердце и внимание. И она то одного отвергает, то другого, то, наоборот, его треплет по щечке".

"Шахерезада" Фокина волнует балетных танцовщиков так же, как и сто лет назад. Соло Золотого раба и Шахерезады Гуданов и Лопаткина танцуют вместе. Восточная мягкая пластика, чувственный танец, откровенность в костюмах. На экране видеопроекция эскизов Бакста.

Дмитрий Гуданов, солист Большого театра: "В наше дуэте в "Шахерезаде" самое главное – это контакт".

Как танцевали Павлова и Нижинский, сейчас можно только гадать. Редкие кадры хроники дают лишь призрачное представление. Но очевидно одно – они опередили свое время и стали легендой. Еще раз эту легенду пересказали в этот вечер Лопаткина и Гуданов.

Читайте также: Ульяна Лопаткина и Дмитрий Гуданов представляют: "Нижинский-Павлова–гала"

Анна Галайда о вечере "Нижинский-Павлова–гала"