13.02.2009 | 11:34

Наивный взгляд на оперу "Лючия ди Ламмермур"

Оригинальную версию оперы "Лючия ди Ламмермур" представляет Музыкальный театр имени Станиславского и Немировича-Данченко. Присутствие в репертуаре "жемчужины мирового бельканто" – вопрос престижа для любой оперной труппы. Для успеха постановки необходимы два условия: высочайший профессионализм певцов и острое сценическое решение, отвечающее требованиям современной оперной режиссуры. В сегодняшнем спектакле ответственность за безупречный вокал несет Хибла Герзмава, а за неординарную трактовку старинного сюжета – Адольф Шапиро. О генеральной репетиции и о сложностях "прекрасного пения" рассказывают "Новости культуры".

Пока Хибла Герзмава готовится к своему выходу на сцену в роли Лючии, в театр прибывает вторая главная героиня оперы – белая лошадь. Идея ввести в спектакль животное принадлежит художнику Андрису Фрейбергсу, который решил, что это добавит постановке необходимой наивности. "В современной эстетике этого нельзя делать, поскольку это рассказ очень романтический – поэтому, на сегодняшний взгляд, наивный. Но ничего плохого в наивности нет, это даже трогательно", – поясняет художник-постановщик.

Трогательным, пожалуй, нельзя назвать только сюжет. Брак по расчету, обман возлюбленного, сумасшествие главной героини и убийство немилого жениха – все это происходит в обрамлении нежной и весьма лиричной музыки Доницетти. Неудивительно, что режиссеры предпочитали не связываться с этой оперой.

Для известного своими работами в драматическом театре Адольфа Шапиро именно "Лючия ди Ламмермур" стала первой оперной постановкой. "Традиция постановки этой оперы не слишком велика. В России она давно не шла – почти век. В Москве. Вот в Петербурге недавно был спектакль. Ее чаще всего исполняли в концертном исполнении", – замечает режиссер. Не потому, что опера Доницетти плоха. Она, скорее, слишком трудна. Сложные технически партии главных героев, тем не менее, любимы многими исполнителями. Ведь, обойдя все ловушки в труднейших ариях, певец предстает перед публикой в самом выгодном свете. Многие великие певицы-сопрано выбирали номера из этой оперы для своих бенефисов. "Это одна из самых труднейших партий белькантовых. Для того, чтобы ее сделать, надо много работать и дорасти до этой партии", – считает Хибла Герзмава.

Феноменальная виртуозность оперы Доницетти действительно делает ее больше концертной. Сложный и драматичный сюжет и набор красивых мелодий не всегда органично сочетаются на оперной сцене. Однако наивность, на которой так настаивают художник и режиссер, сделала их постановку убедительной. Возможно, на этот раз удалось разрешить загадку многолетнего успеха этой оперы, которая, несмотря на сложную сценическую судьбу, на протяжении нескольких столетий так привлекает к себе внимание публики.

Читайте также:
Алексей Парин о премьере оперы "Лючия ди Ламмермур"