16.02.2009 | 13:02

БДТ – театр большой мысли и большой страсти

Накануне одному из самых знаменитых российских театров исполнилось 90 лет. 15 февраля 1919 года свой первый спектакль – постановку трагедии Шиллера "Дон Карлос" – представила на суд зрителей Особая драматическая труппа. Теперь она известна во всем мире как Большой драматический театр Санкт-Петербурга. В истории БДТ были взлеты и падения. Бесспорно, самым плодотворным периодом в жизни театра стало время, когда им руководил Георгий Товстоногов. Именно он заложил традиции и сформировал дух Большого драматического. Сегодня их бережно хранит блистательная труппа во главе с худруком Темуром Чхеидзе. Рассказывают "Новости культуры".

В кабинете Генриетты Яновской хранится фотография великого учителя – Георгия Товстоногова. Большой драматический театр, который сегодня носит его имя, отмечает 90-летие театральным фестивалем. Приглашены три московских театра, и среди них – Театр юного зрителя. О предстоящих гастролях там говорят с особым трепетом. "Наш театр объездил весь мир с гастролями, бывал на самых престижных площадках всех столиц мира, но приглашение БДТ ни с чем сравнить нельзя. Для нас это такой экзамен, такое волнение, как будто бы в зале сидит Георгий Александрович Товстоногов", – признается режиссер Кама Гинкас.

На самом деле, Товстоногов никогда не ходил на спектакли своих учеников, зато сам нередко приглашал их на репетиции в БДТ.Он пришел в Большой драматический пришел в 1956 году, когда театр переживал не лучшие свои времена. "В БДТ того периода во время спектакля ряды были закрыты белыми полотнищами. Я это помню. Я смотрела "Девушку с кувшином", мне лет тринадцать было, и ряды закрыты белыми полотнищами. Маленькое количество зрителей, которые кучковались где-то на первых пяти рядах", – вспоминает Генриетта Яновская.

Товстоногову потребовалось всего несколько сезонов, чтобы превратить непопулярный театр в центр культурной жизни всей страны. Он собрал уникальную труппу: Доронина, Юрский, Луспекаев, Басилашвили.

В работе с актерами Георгий Александрович был диктатором, но это была "добровольная диктатура", построенная не на страхе, а на доверии и уважении. "Театр есть внутренне подчинение, осознанное и добровольное, совместное, при обсуждениях. Внутреннее подчинение одной цели и одному движению. И определяет это человек, который сидит в зале, – Товстоногов", – продолжает Генриетта Яновская.

1970-е стали для БДТ временем триумфа. Увидеть свою пьесу на сцене главного ленинградского театра мечтал каждый драматург. Конечно, Александр Гельман был польщен, когда сам Товстоногов взялся поставить "Протокол одного заседания". "Я был очень рад, был счастлив, потому что это был один из самых интересных театров в стране. Когда первая пьеса автора в таком театре поставлена – я был, несомненно, счастлив", – признается драматург.

Счастливы были и зрители, когда удавалось достать заветный билет. "Я помню, как я, будучи студентом, стоял у окошка администратора, и как я был счастлив, когда удавалось попасть на спектакль к Товстоногову", – рассказывает режиссер Адольф Шапиро.

В 1989 году Товстоногова не стало, и худруком БДТ стал Кирилл Лавров. Его у руля Большого драматического сменил Темур Чхеидзе. Однако товстоноговские традиции живы до сих пор. В свои девяносто БДТ остается театром большой мысли и большой страсти.