21.02.2009 | 22:03

Куда податься успешному музыканту?

Путь Максима Венгерова и некоторых других знаменитых музыкантов наводит на размышления о том, что же делает мастер, если он уже достиг вершины? Иногда он выбирает новую высоту и готов состязаться с самим собой. Солисты осваивают смежные инструменты, а иные рискуют подняться на высоту дирижерского пульта. О мотивах такого решения и природе ревности дирижеров рассказывают "Новости культуры".

"По иронии судьбы первый свой дебют я сделал на Красной площади", – говорит Максим Венгеров. Вот уже двадцать лет он живет на Западе и время от времени приезжает в Россию с концертами. Полтора года назад на глазах изумленной публики самый высокооплачиваемый в мире скрипач превратился в дирижера. Тогда палочка в руках Венгерова выглядела как импровизация, а сейчас это уже принципиальная позиция. "Поскольку профессия дирижер настолько объемная, а скрипка – настолько ревнивый инструмент, что я решил не смешивать эти две профессии", – признается музыкант.

"Подскользнулся – упал. Очнулся – гипс" – так словами любимого фильма "Бриллиантовая рука" Максим Венгеров рассказывает о самом страшном, что может случиться с музыкантом-исполнителем. Дирижированием Максим занимался еще в юности. Уроки с учеником знаменитого Ильи Мусина пригодились ему, как и многим другим музыкантам. Например, Владимиру Спивакову.

"Генрих Густавович Нейгауз говорил, что в каждом хорошем пианисте должен сидеть дирижер. Это важная мысль. Я ощущал, что во мне сидит дирижер", – говорит маэстро. Дирижер в Спивакове проснулся тридцать лет назад, когда он организовал свой камерный оркестр "Виртуозы Москвы", а пять лет назад он встал за пульт Национального филармонического оркестра. Спиваков говорит, что основной побудительной причиной стал крайне ограниченный концертный репертуар, расширить рамки которого не может солист, зато может дирижер.

В последнее время исполнители на струнных инструментах нередко оказываются за дирижерским пультом. Артуро Тосканини, прежде чем стать дирижером Нью-Йоркского филармонического оркестра, играл на виолончели. Сергей Кусевицкий, возглавлявший Бостонский симфонический оркестр, в молодости испытывал на прочность струны контрабаса. Между Россией и Западом жил Мстислав Ростропович – виолончелист, который нашел общий язык с оркестрами. Наконец, скрипач Иегуди Менухин тоже взял в руки палочку. Солистами в его оркестре были Владимир Спиваков и Юрий Башмет, который сейчас пытается совмещать игру на альте и дирижирование.

Пианисты, в этом смысле, более склонны к самоопределению. Святослав Рихтер лишь единожды встал за пульт, чтобы высказать все, что он чувствует и думает о Прокофьеве. Ради дирижирования оставили свои занятия на рояле Вальтер, Шолти, Ливайн, Баренбойм. Два года назад о своем уходе со сцены заявил Михаил Плетнев. Возвратиться не обещал.

Сегодня исполнители все чаще говорят о своем желании взять дело в свои руки, в то время как до XIX века дирижированием занимались только композиторы. Жан Батист Люлли был столь бескомпромиссен, что ударил себе по ноге батутой – тяжелой дирижерской палкой – и умер. За пультом оркестра стояли Моцарт, Бетховен, Вебер, Вагнер, Рахманинов, Стравинский и Леонард Бернстайн.

Сейчас создатели музыки все чаще доверяют ее исполнение другим. Из современных авторов активную жизнь за пультом оркестра ведут только поляк Кшиштоф Пендерецкий и француз Пьер Булез. И все же есть профессионалы, чья специальность изначально называется "дирижер". "Учение этому ремеслу, оно долгое. Оно связано с физико-психическими особенностями, которые после сорока лет развивать напрасно", – убежден главный дирижер оркестра Большого театра Александр Ведерников. Он говорит, что учиться дирижированию нужно долго, а потом еще дольше учиться быть хорошим дирижером.

Впрочем, отличить выдающегося маэстро не так просто. "Находиться в дирижерской форме или не находиться в ней – это далеко не так очевидно, как находиться в пианистической. И если возникают основные проблемы, то возникает такой соблазн: а не пойти ли подирижировать?", – поясняет Ведерников. Впрочем, мотивация перехода каждого исполнителя в дирижеры известна только ему самому. Победителей, как известно, не судят. Тем более что такие были и есть.

Читайте также:
Максим Венгеров встал за пульт оркестра "Виртуозы Москвы"