25.02.2009 | 19:33

Сто лет со дня рождения академика Льва Арцимовича

"Наука – лучший способ удовлетворения личного любопытства за государственный счет" – эта знаменитая фраза принадлежит советскому физику Льву Арцимовичу. В течение двадцати с лишним лет он возглавлял очень перспективные, но крайне сложные исследования по управляемому термоядерному синтезу в Институте атомной энергии. Сегодня исполнилось сто лет со дня рождения академика, который считал, что будущее за астрофизикой. Рассказывают "Новости культуры".

Любопытство и желание узнать нечто новое – вот что двигало этим человеком, когда он в девятнадцать лет закончил университет, когда занимался физикой рентгеновских лучей, атомного ядра и когда впервые задумался о том, как получить энергию Солнца прямо здесь, на Земле. "И вот Арцимович возглавил коллектив, который изучал возможности создания в лабораторных условиях солнышка на Земле, которое было бы источником энергии", – рассказывает академик РАН, директор Института ядерного синтеза Валентин Смирнов.

В 1951 году Лев Арцимович возглавил советские исследования по управляемому термоядерному синтезу. Оказалось, что при высочайшей температуре ядра водорода могут соединяться в новый элемент, рождая колоссальную энергию. Именно это происходит на Солнце. "Источником энерговыделения на Солнце являются термоядерные реакции. Но ситуация состоит вот в чем: чтобы реализовать эти реакции, необходимо добиться получения температуры 100 – 150 миллионов градусов, и просто так на Земле это невозможно", – поясняет Валентин Смирнов.

Каким образом разогреть плазму до таких неимоверных температур? Какой материал их выдержит? Опираясь на исследования Тамма и Сахарова, коллектив академика Арцимовича в 1955 году построил первый в мире токамак. Аббревиатура расшифровывается как "торроидальная камера магнитная". Именно в токамаке удалось разогреть и удержать плазму с помощью магнитного поля. Однако плазма – субстанция капризная, и Арцимович готовил коллег к очень долгой работе. Он организовал в МГУ новую кафедру "Атомной физики и электронных явлений". "Я с ним встречался как с большим учителем, но его простота даже меня с самого начала поражала", – признается заведующий кафедрой атомной физики, физики плазмы и микроэлектроники МГУ Александр Рахимов.

В МГУ академик Арцимович славился своей либеральностью. Он читал курс "Физика плазмы" и никому из студентов не ставил ни двоек, ни даже троек – только четверки и пятерки. Вот что он сказал студентам после успешно сданного экзамена: "Мы все сели, он разоткровенничался, и сказал: "Ребята, вы сейчас знаете больше, чем любой академик. Но самое важное – где узнать, где прочитать"", – вспоминает доктор физико-математических наук, ученик Арцимовича Юрий Земцов.

На токамаке в Курчатовском институте нарисованы девять звездочек. Конечно, не за сбитые немецкие самолеты, а за выработанный ресурс. Он превысил его в девять раз, но проблема управляемого термоядерного синтеза так и не была решена. Только в 2015 году планируется запуск международного экспериментального реактора ИТЭР во Франции. Как говорил академик Арцимович, надежда на быстрое решение этой проблемы – "то же, что надежда грешника попасть в рай, минуя чистилище".

Читайте также:
Лев Арцимович. Аристократ в науке