27.02.2009 | 14:05

"Двадцать семь чудес" детской книги

В свет вышло уникальное издание "Двадцать семь чудес" – коллекция репринтов детских книг начала прошлого века. Это время искусствоведы называют золотым веком детской книги. Издания для самых маленьких оформляли знаменитые мастера. Благодаря им сегодня по старинным хрестоматиям можно изучать историю художественных школ ХХ века – от "Мира искусства" до конструктивизма. Репринтное собрание в двадцати семи томах адресовано не только поклонникам библиографических редкостей. Авторы проекта надеются, что оно заставит издателей задуматься о прошлом и настоящем детской иллюстрации. Рассказывают "Новости культуры".

"Без конца и без начала переплеты, как мочала". Детские книжки почти всегда зачитывали до дыр. Сохранившиеся экземпляры – библиографическая редкость. Долго и кропотливо эти книги искали и отбирали в Российской государственной библиотеке. "Решение делать эти книги, как новые, как они выглядели на момент выхода из печати, на моей совести. Я не видел смысла воссоздавать их состаренность", – говорит художественный руководитель проекта Евгений Корнеев.

Воссоздать те самые цвета, которые придумывали художники сто лет назад, сегодня непросто. Тогда процесс работы над картинкой продолжался еще и в печати. Картинка в начале ХХ века была едва ли не более важна, чем текст. Это в XIX веке с детской книгой работали кустари, а в ХХ столетии этим занимались только лучшие художники. "Были свои причины культурные. Изменение отношения к детству, интерес к детям как к особым людям. Не к маленьким взрослым, которым еще нужно помочь стать взрослыми, а как к людям со своим вкусом, со своим интересом, со своими жизненными целями", – замечает искусствовед Юрий Герчук.

Часть "Двадцати семь чудес" – работы мастеров объединения "Мир искусства". "Песнь о вещем Олеге" с иллюстрациями Виктора Васнецова была издана к столетию Пушкина. Печатали в Петербурге с применением особой техники. От Васнецова, Нарбута, Добужинского и Чехонина – к авангардистам. В 1920-х годах Лазарь Лисицкий придумал книжку-картинку "Супрематический сказ про два квадрата", адресованную "всем-всем ребяткам". Четкие геометрические формы можно увидеть также у Зданевича и Лебедева. "Идея была такая: детей нужно ввести во взрослую жизнь. Нечего им рассказывать сказки. "Мирискуссники" все сказки уже рассказали. Все должно быть правдой", – продолжает Юрий Герчук.

Не только о Красном и Черном квадрате, но и о работе машин и редакторов, фотографов и корреспондентов, о революции в том числе. Время до середины 1930-х стало золотым веком детской иллюстрации, в котором господствовало творчество без всякой цензуры. После единственно верным будут считать метод внешнего правдоподобия. Он и убъет советскую детскую иллюстрацию. "Мы этот комплект сделали, прежде всего, для взрослых, потому что нам не нравится та ситуация, которая существует сейчас на рынке детской книжки", – говорит координатор проекта Алиса Ривкинд.

Несмотря на то, что книжки столетней давности сделаны простыми средствами, и одеты они в несовершенный и недолговечный переплет, каждая из них индивидуальна и неповторима. Именно этого сегодняшним изданиям часто не хватает.