27.02.2009 | 23:36

Владимир Мирзоев исследует "Предательство"

Британский драматург Гарольд Пинтер знаменит тем, что никогда не боялся ворошить камни, спрятанные за благообразным и скучным фасадом повседневности. А российский режиссер Владимир Мирзоев известен умением называть вещи своими именами. О премьере спектакля "Предательство" в Театре имени Станиславского рассказывают "Новости культуры".

Режиссерский почерк, особый сценический язык или даже своя театральная философия – это то, что есть у режиссера Владимира Мирзоева. Его можно либо понять и принять раз и навсегда, либо нет. В новом спектакле, кажется, сошлось сразу все. Сцена Театра Станиславского хорошо знакома режиссеру – на ней Мирзоев поставил с десяток спектаклей; и конечно, Гарольд Пинтер и Максим Суханов. Главный актер, даже талисман практически всех постановок Владимира Мирзоева. Он узнаваем в каждом жесте, в каждой протяжной реплике.

"Предательство" – пьеса, в которой Пинтер, повернул ход событий вспять, поэтому любовный треугольник, в который вовлечены жена, муж и его лучший друг, напоминает триллер. Сначала происходит развязка – расставание бывших любовников, бывших супругов и бывших друзей. Только в финале раскрывается источник всех бед. "Я не думаю, что Пинтер пытается ответить на какие-то вопросы и вынести вердикт. Он заглядывает глубоко в человека, всматривается в его самые темные стороны. Я думаю, что это самое актуальное, что сегодня вообще может быть", – говорит Мирзоев.

Красивые декорации, безупречно стильные костюмы и множество причудливых объектов – все это результат работы постоянного соавтора Мирзоева, художника Аллы Коженковой. Предметы, как по учебнику, постоянно пребывают в действии.

"Это такое раздвоение личности. Мой персонаж пытается жить с этим. Мы так решили, что, когда расстается с мужем, опять пытается построить новый треугольник", – замечает актриса Анна Чурина. Единственная женская роль в спектакле досталась театральной дебютантке. Анна – ученица Мирзоева. До этого она снималась в кино. А вот считать Андрея Мерзликина новичком на сцене не стоит. Актер впервые работает с Мирзоевым, но раньше долго играл в Театре Армена Джигарханяна и даже участвовал в "Трех сестрах" Деклана Донеллана. "Андрей, если говорить про его амплуа, это амплуа неврастеника. Здесь вполне все соответствует, хотя кому-то это покажется странным", – отмечает режиссер.

Странным может показаться, скорее другое. Например, неестественные позы, в которых застывают актеры, или их дикие пляски. "Предательство" – совершенно мирзоевский спектакль. Для тех, кто понимает и принимает его театральную философию.