03.03.2009 | 19:37

Король метафор Юрий Олеша

Тибул, Суок, доктор Гаспар – эти необычные имена с детства знает каждый, кто читал книжку "Три толстяка", кто видел фильм с молодым Баталовым в героической роли канатаходца Тибула. С этой сказкой писатель Юрий Олеша пришел в большую литературу. Тысячи дневниковых страниц и автобиографических записей после его смерти были собраны в книгу под названием "Ни дня без строчки", которую сам писатель замышлял как роман о своей жизни. Сегодня исполнилось 110 лет со дня рождения Юрия Олеши. Рассказывают "Новости культуры".

Из-за одного слова он мог переписывать весь лист. Мог триста раз писать начало романа "Зависть" и в итоге выбрать 301-й вариант, говоря при этом: "Я вошел в литературу сенсационно".

Почерковеды удивляются – такой ровный и красивый почерк Юрия Олеши вряд ли расскажет правду о его характере. Историки литературы уверяют, что таких перечеркнутых рукописей больше нет. Да и сам Олеша признавался, что у него болезнь фразы. Когда она вдруг провисала, автор почти видел выгнувшееся книзу брюхо.

В способности видеть метафоры заключалась еще одна его особенность. За это польский дворянин был коронован. Современники называли Олешу королем метафор. "Он сам понимал это свое поразительное свойство и вообще считал, что придумывать метафоры надо только такие, которые мог бы придумать сам читатель. То есть узнаваемость мгновенная должна быть. Знаменитая его метафора: "Вошла цыганская девочка, похожая на веник", – все, мы видим ее", – говорит профессор Литературного института имени Горького Мариэтта Чудакова.

Написанное сегодня завтра уничтожалось. Писал он трудно, долго искал точное слово, а однажды в рекордно короткие сроки Олеша вдруг создал волшебную книгу и стал одним из любимых детских писателей. Фильм по любимой книжке – это тоже дань детству. Ни одной комбинированной съемки, ни одного каскадера. Алексей Баталов хотел, чтобы дети верили в героев на экране. Он полтора года учился, но все же сам прошел по канату.

"Трех толстяков" дважды ставили в Художественном театре. Инсценировку делал сам Олеша. Сначала этот спектакль должен был прийти на смену "Синей птице". Не получилось. Его сыграли всего девяносто раз. Однако через тридцать лет, в 1961 году, там вновь поставили сказку для детей. "Блестяще играла Суок Нина Гуляева. Редко когда такие роли травести становятся знаковыми. Роль Суок она стала знаковой не только в жизни Гуляевой и МХТ, но и в жизни всей театральной Москвы на несколько лет", – замечает директор музея МХТ Ирина Корчевникова. Суок – это девичья фамилия жены Олеши и ее двух сестер.

Еще при жизни о писателе сочиняли анекдоты, он и сам нередко давал для этого повод. Просил, чтобы его похоронили подешевле, а разницу дали сейчас. О нем слагали легенды. "Тот самый Олеша" – так говорили про автора двух романов. Третий он так и не написал. Много лет его имя находилось под запретом.

Его пьеса "Смерть Занда" так и осталась в черновиках, которые на протяжении нескольких лет собирал и изучал режиссер Михаил Левитин. Он открыл на сцене совсем другого Олешу, а спектакль назвал своим "Гамлетом". "Честно говоря, герой произведений Олеши – это сам Олеша. Чем он становился старше, тем он становился невыносимее, тем он становился труднее для самого себя, и тем его отношения со временем становились какими-то языческими, варварскими. Попытка подчинить свою музу политической направленности – страшная попытка – все это есть в той пьесе", – замечает режиссер, художественный руководитель театра "Эрмитаж".

Писатель и драматург, фельетонист и футболист, который с гордостью называл себя "последним человеком века", родился в 1899 году. Он признавался, что у него мясистый, приличной формы нос, да и лицо рассчитано на великую биографию. Он навсегда остался королем своего неповторимого стиля. Говорят, незадолго до смерти Юрий Олеша сказал медсестре: "Вы меня переворачиваете как лодку".