04.03.2009 | 13:58

Выставка израильского фотографа Ирис Нешер "Вторая кожа"

В Государственном Центре современного искусства открылась выставка израильского фотографа Ирис Нешер "Sekond skin" или "Вторая кожа". Содержание этого цикла – не татуировка и не изображение ее носительниц, как может показаться поначалу. Работы Ирис Нешер – это художественно оформленная философия. Размышления об основополагающей функции слова. Именно благодаря словам, а не художественному чутью, зритель познает суть сложной концепции, как будто спрятанной глубоко под кожей. Сообщают "Новости культуры".

Ирис Нешер фотографирует только женщин. Ее взгляд лишен наивного гедонизма. Лица и тела героинь Нешер – открыты настолько же, насколько скрыты. На них две кожи. Вторая - их индивидуальность, их слова.

Ирис Нешер, художник (Израиль): "Все мои герои - женщины в возрасте. Бумага, стол, уединение - их мир. Фотографироваться, открывать свое лицо и тело внешнему взгляду для них - непросто. Поэтому процесс был взаимным: взаимная откровенность, совместная работа".

Женщины, чье искусство- слово, писательницы, поэты и драматурги, по просьбе Ирис Нешер, выбирали важные для себя слова. Она же придумала, как сделать слова частью образа. На шее у израильского автора Алоны Кимхи – слово "язык" написано кириллицей, она родилась в России, и русский ее первый язык.

Ирис Нешер, художник (Израиль): "В данном случае я писала тушью для глаз, но немного ее стерла, чтобы казалось, что это часть ее, ее горло".

Мириам Акавия - за 80, она пишет автобиографическую прозу. "Я могу рассказать только о себе" написано на ее руке рядом с напоминанием о трагическом опыте.

Ирис Нешер, художник (Израиль): "Я знала, что у нее есть на руке татуированный номер из Освенцима, но постеснялась ей предложить, потому что у людей ее поколения не принято афишировать опыт Холокоста. Она сама предложила, сказала, что чувствует необходимость".

Хрупкая – надписано по-арабски, на руке, закрывающей лицо. Местоимение "я" на иврите закрывает открытый лоб. Записку с тайным желанием кладут под язык голему, Сара Блоу написала на ней: "Нет больше лжи". Шифра Орен укрыта покрывалом, слова на нем открывают тайну ее рождения.

Ирис Нешер, художник (Израиль): "Слова на покрывале – первая фраза ее рассказа. "Я родилась летом в бабушкиной железной кровати". Эта та самая кровать, а она сама - только что после операции по пересадке костного мозга, можно сказать, после второго рождения".

Эти женщины выступают из полутьмы, как на картинах фламандцев.

Виталий Пацюков, куратор: "Здесь очень много интонаций Рембрандта, чисто живописных, и проблема света, потому что голландская живопись построена на свете, и сама фотография тоже связана со светом".

Портретная традиция, светопись фотографии, концептуализм включенных в изображение слов. Образы, создаваемые Ирис Нешер, трехслойны. Но, кроме того, в них просматривается неповерхностный феминизм. Неотличимый от просто гуманизма.

Виталий Пацюков, куратор: "Женское начало она не выражает через какие-то принципы социальные, принципы власти …Она указывает на хрупкость женщины, на глубокие интимные состояния женщины, поскольку здесь все тексты невероятно интимны, личностны".

"И через призму времени смотрю на себя, как на чужую" написано поверх зеркала. Интеллектуальная образность Ирис Нешер обеспечивает и моделям, и зрителям - дистанцию, необходимую для познания. Эта выставка для тех, кто умеет смотреть и читать, про тех, кто умеет писать и видеть.