13.06.2012 | 12:33

Пушкинский музей открыл двери сто лет назад

Сто лет назад – 13 июня по новому стилю – открылись двери Музея изобразительных искусств имени Пушкина. В то время он назывался Музеем изящных искусств имени императора Александра Третьего. Его первые посетители, среди которых был сам Николай Второй, в этот день увидели коллекцию слепков. По мысли основателя музея - Ивана Цветаева, она должна была показать основные этапы истории искусства с древних времен до Нового времени. О судьбе этой коллекции - «Новости культуры».

Ольга Трухачева вспоминает, как поднималась по этим ступеням со своей бабушкой - Анастасией Цветаевой. В своих воспоминаниях Анастасия Цветаева описала этот столетней давности солнечный день – день открытия музея. Она называла его «своим младшим братом», из него уходила в ссылку и возвращалась после, до конца дней считала – здесь должны быть только слепки, как задумал ее отец. «Сейчас экспозиция отца моего, к сожалению, нарушена, когда-то в нем все было строго научно», - говорила она.

Методично - зал за залом – от античности до Нового времени - Иван Цветаев собирал экспозицию, как своего рода энциклопедию, историю искусств в объеме. «В то время для них это было такое 3d, материализация древнего мира», - объясняет директор ГМИИ им. Пушкина Ирина Антонова.

Слепок Менады Скопаса рядом с оригиналом из дрезденского Альбертинума, два бюста императора Каракаллы - найди десять отличий. Юбилейная выставка «Воображаемый музей» дает редкий шанс сравнить слепки, заказанные Иваном Цветаевым, с оригиналами. Отличаются по материалу, не уступают по красоте, правдиво передают размер.

«Вот у нас макет греческого Парфенона, а вот - в натуральную величину, угол этого знаменитого храма», - показывает заместитель заведующего отделом ГМИИ «Учебный художественный музей имени И.В.Цветаева» Александр Баранов. Ради него даже пришлось изменить архитектуру зала, пол понизили на целый этаж. Античная красота требовала и жертв, и риска, и большого бюджета. За его пополнение отвечал Нечаев-Мальцов. Основатель города Гусь-Хрустальный, промышленник, заместитель председателя Комитета по созданию музея - он внес на его строительство два миллиона из необходимых трех. В отделе рукописей Пушкинского музея хранятся адресованные ему письма Цветаева.

Маргарита Аксененко с Александром Барановым издали эту переписку с комментариями - четыре тома забот и деталей. На вкладках - фотографии цветаевской экспозиции. Постепенно она отступала под напором живописи. Первым пал зал за Фрайбергским порталом. Метопы из зала Фидия перебрались в Греческий дворик. «Они были наверху, их сняли там, и приморозили здесь, и они органичны, потому что они с Парфенона», - объясняет директор ГМИИ имени Пушкина Ирина Антонова.

Каким-то слепкам и вовсе пришлось покинуть построенное для них здание: сегодня часть цветаевской коллекции доступна в выставочных залах Академии художеств на Пречистенке, часть в Российском Государственном Гуманитарном университете - РГГУ - продолжает служить просвещению.

Сегодня Венерой зрителя не шокируешь, слепок из некогда инновационной технологии копирования превратился в технику редкую, историческую, а что делать с одной из самых качественных и систематичных коллекций слепков и вовсе - вопрос на засыпку. «Люди второй четверти XX века решили, что нет – нужны музеи оригиналов, музеи слепков не совсем то, думаю, это ошибка, как любая крайность», - отметил заместитель заведующего отделом ГМИИ «Учебный художественный музей имени И. В. Цветаева» Александр Баранов.

Ведь в музее оригиналов пробелы неизбежны, и только коллекция слепков способна рассказывать историю искусств последовательно и наглядно.


Все материалы, посвященные 100-летию ГМИИ им. А.С. Пушкина >>