07.03.2009 | 22:08

Борис Эйфман и Алла Сигалова – премьеры с разницей в один день

Хореография идет в ногу с тенденциями современности. Хореографы приглашают для участия в спектаклях артистов без балетной школы или меняют время действия. Некоторые делают и то, и другое – как, например Алла Сигалова в хореографической новелле "Бедная Лиза". "Онегин. Online", созданный Борисом Эйфманом в Петербурге, тоже заставляет усомниться в незыблемости балетных канонов. Рассказывают "Новости культуры".

Хореографы представили свои премьеры с разницей в один день. Петербург рвался на "Онегин. Online" Бориса Эйфмана, а в Москве у всех на устах была "Бедная Лиза" Аллы Сигаловой. СМИ уже давно подняли ажиотаж вокруг спектаклей. "Я от Сигаловой жду эксперимента и чего-то необычного. От Эйфмана жду больших страстей", – говорит балетный критик Елена Федоренко.

Эйфман и Сигалова – "персоны грата". Никогда не известно, как далеко они зайдут в своих экспериментах. Интриговать и шокировать могут оба. "Сигалова, прежде всего, видит картинку режиссерски, а потом выражает ее хореографически", – рассказывает балетный критик Лейла Гучмазова. К "Бедной Лизе" хореограф подошла с чувством, толком, с расстановкой. Впрочем, она всегда экспериментировала. "Травиата" в "Новой Опере", "Ночи Каберии" и "Госпожа Бовари" в Пушкинском. Год назад Сигалова получила "Золотую маску" за синтез пластики и драмы. "Определить границы между театром танца и драматическим театром, театром музыкальным невозможно. Все стрерто", – замечает хореограф.

Теперь она взялась за "Бедную Лизу" Десятникова. Сигалова точно знала, кто будет задействован в спектакле: Чулпан Хаматова, Андрей Меркурьев. Теперь Чулпан танцует, а Андрей Меркурьев выполняет актерскую работу. "Любой выбор и назначение актера на роль – это уже есть концепция спектакля и персонажей, которые будут рождаться", – заверяет Сигалова.

В театре Эйфмана границы стерты давно. Кстати, это раздражает многих. Сам хореограф еще и неплохой менеджер. Он понимает, что любая идея требует денежного эквивалента, поэтому приходится считать. "Эйфман поставлен в сложные условия существования и выживания на территории России, наверное, задумывается о том, как он будет воспринят на Западе", – поясняет Елена Федоренко.

Собственной сцены у театра нет. Труппу спасают гастроли. Одна премьера в год – гарантия существования. "Онегин Online" – это самый дорогой спектакль последних лет. "Это не сравнимо с тем, что тратят большие театры. Это не миллионные вложения евро, но для нас это значительно", – признается постановщик.

Декорации, свет, костюмы – все как в академических театрах. Только за первый акт кордебалет переодевается четыре раза. Формула успеха здесь равна формуле выживания. "Сегодня чтобы зритель оторвался от каких-то домашних проблем, пришел в театр, потратил деньги и время, его должны увлекать", – утверждает Борис Эйфман.

Хореографы не церемонятся с местом действия и временем. Эйфман показывает девяностые – с дефицитом, очередями в магазинах и многопартийностью. "Его сильные стороны – это умение точно чувствовать коньюктуру и искреннее следование этой конъюнктуре", – говорит балетный критик Лейла Гучмазова. У Сигаловой герои встречаются на последнем сеансе в кинотеатре и проживают под музыку Десятникова свою историю любви. "Человеку, окончившему Вагановское училище, можно было бы работать над сцендвижением в спектаклях драматических театров и при этом чувствовать себя очень хорошо. Ей этого мало", – добавляет Лейла.

Прожить love story по законам Сигаловой непросто. В спектакле не произнесут ни слова – только музыка и танец. Чулпан волнуется, как дебютантка, а ведь она уже давно звезда театра и кино. "Алла – надо отдать ей должное – очень терпеливо ждала, когда я справлюсь, где правое, где левое. Язык достаточно непростой", – рассказывает Чулпан Хаматова. Даже Андрей Меркурьев, танцующий классику и Форсайта, был озадачен хореографией "Бедной Лизы". "У меня тоже были проблемы, не только у Хаматовой. Сегодня тебе показывают текст, завтра я прихожу и говорю: "Вы знаете, я не помню ничего". Сигалова на меня смотрит и говорит: "Ну, будем ставить заново", – признается Меркурьев.

После премьеры они признаются, чего стоил им этот спектакль и как пришлось ломать привычные стереотипы. "Андрею было тяжелее. Он пришел из балета с классически вывернутой позицией", – говорит Хаматова. Впрочем, это самая маленькая неприятность. Гораздо сложнее было ступить на чужую территорию и не подорваться на ней. Всем, включая Аллу Сигалову "А кто сказал, что мы не подорвались?" – спрашивает хореограф.

Сигалова предпочитает камерность, Эйфман – размах и зрелищность. Его декорации подобны конструктору "Лего". Мосты превращаются то в фасады новостроек, то в лестницу фамильного дома Лариных. "Я по нему шагаю, прогуливаюсь, и такое ощущение, что гуляю по Петербургу", – признается солист театра Бориса Эйфмана Олег Габышев.

Круглый, подвижный экран у Эйфмана и сразу четыре выдвижных экрана у Сигаловой. Видеоарт и эффектная декорация – вот атрибуты новой эпохи. И, конечно, танец. Бьющий, надрывный, страстный. "Стиль Эйфмана абсолютно виден: изломы тела, гибкие поддержки, неистовая толпа", – заверяет Елена Федоренко.

Когда-то Михаил Барышников пришел к Твайле Тарп и попросил сделать номер для себя. Королева кросовочных танцев не отказала. Тогда это было в новинку – балетный принц и современная хореография. Сегодня классический модерн прижился на российской сцене. Артисты академических театров заняты в камерных проектах маленьких трупп. Они участвуют в инсталляциях и надевают кроссовки, чтобы обогатить собственный танцевальный опыт.

Читайте также:
"Бедная Лиза" – откровения души Аллы Сигаловой

"Онегинъ. Online" – версия Бориса Эйфмана