09.03.2009 | 17:48

"Прогулка по романтическому Петербургу"

Как бы ни капризничала погода, первые дни весны любого скептика настраивают на лирический лад. А окончательно растопит лед… прогулка по особому маршруту. Такие экскурсии теперь предлагаются петербуржцам и гостям Северной столицы. "Прогулка по романтическому Петербургу" - лучшее доказательство того, что любви покорны не только все возрасты, но и все эпохи. Различается лишь этикет - но это не главное. Рассказывают "Новости культуры".

Самую известную любовную записку в истории Петербурга хранит Эрмитаж. Там, на одном из стекол второго этажа, императрица Александра Федоровна алмазным перстнем написала – "Никки (так звали последнего императора в семье), 1902-ой год, глядя на гусар 17 марта".

В особняке на Большой Морской признание в любви хранит... крыша. Под слоями ржавого железа - настоящий малахит. Так промышленник Павел Демидов решил украсить свадебный подарок.

Игорь Воеводский, экскурсовод: "Это свадебный подарок девушке, которой до того, как она вышла замуж, приятель Пушкина Соболевский писал:

Сияет Аврора
Свежа и румяна!
В ней много для взора,
Но шиш для кармана
".

В бесприданницу Аврору Штернваль Демидов влюбился с первого взгляда. На свадьбу подарил дом - работы самого Монферрана, а после смерти супруга она стала владелицей заводов, газет - а потом и пароходов: легендарный крейсер "Аврора" назвали именно в честь хозяйки особняка на Большой Морской.

Игорь Воеводский, экскурсовод: "Когда корабль спускали на воду, император Николай Первый поднял бокал и выпил за самую красивую женщину эпохи".

Гавриил Державин женской красоты боялся. Оставшись вдовцом, быстро начал поиски новой спутницы - чтобы, по собственному признанию, "не сделаться распутным". Он посватался к Дарье Дьяковой. Устроил большой прием. Современники шептались: если бы не огромный дом на Фонтанке, может, и свадьбы не было бы вовсе.

Игорь Воеводский, экскурсовод: "Любопытно, что девица Дьякова просто так согласием на его предложение не ответила. Она попросила, чтоб он представил ей хозяйственные книги, чтоб она оценила состояние его и приняла решение".

Со временем столичные нравы стали еще более свободными. Преуспевающий купец Генрих Шлиман не стал тратить время на поиск невесты.

Игорь Воеводский, экскурсовод: "Как человек деловой, он не имел достаточно времени, чтобы в кого-то влюбляться, за кем-то ухаживать, просить согласия на брак. Поэтому по дороге в Петербург он написал, как говорят, письма сразу двум дамам с предложением выйти замуж. Одна из них, Екатерина Лыжина, ответила ему согласием".

Шлиман с супругой прожили несколько не самых счастливых лет. Археолог даже решился на неслыханный шаг - развелся с женой. Формальности пришлось улаживать за океаном - в имперском Петербурге это было невозможно. Бурная светская жизнь, измены и интриги, но только за закрытой дверью. Столичный фасад должен быть безупречен. Непарадный вид многих особняков сегодня пугает туристов, но не отпугивает историков. Ведь за запертыми воротами - тайны, которые, столетия спустя, уже не бояться чужих любопытных глаз.