11.03.2009 | 13:14

Набор слов. 11 марта 2009 года

В чем смысл "Оправдания Гоголя"? Почему коллеги распекали Мусоргского за безграмотность? Нужна ли нашим современникам "проверка чувств" по толстовскому методу? Ответы на эти вопросы можно прочитать на страницах сегодняшних газет. Рассказвают "Новости культуры".

***
Накануне на нашем канале состоялась премьера десятисерийного документально-художественного фильма "Оправдание Гоголя". В картине, снятой по сценарию известного литературоведа Игоря Золотусского, главную роль исполнил петербургский актер Алексей Девотченко. В беседе с корреспондентом "Российской газеты" он говорит: "Конечно же, Гоголь не нуждается ни в каких оправданиях ни перед кем. Хотя Гоголь и дорожил мнением читателя, но вовсе не читатель был его Высшим судом. Пожалуй, это и есть главная мысль фильма".

***
"Его "Хованщина" – какофония, безграмотность и грязь", – говорил о Модесте Мусоргском Римский-Корсаков. Оценки со временем меняются. Шостакович сокрушался, что далеко не вся эта "какофония" Мусоргским была записана: "Бренчал, бренчал – и сколько музыки гениальной осталось незаписанной! И ведь показывал друзьям куски. Что держишь в голове – переноси на бумагу. Голова – сосуд хрупкий". Эти слова приводят "Аргументы и факты", отмечая сегодняшним материалом 170-летие со дня рождения Модеста Мусоргского.

***
В "Труде" опубликовано интервью с Андреем Мерзликиным. Повод – премьера в Театре имени Станиславского. В пьесе "Предательство", которую поставил Владимир Мирзоев, актер играет одного из участников классического любовного треугольника. Пафос спектакля, отмечает издание, вполне "толстовский": что незаконно, то не может быть счастьем. Андрей согласен: любовь – только тогда любовь, когда чувства чисты: "Не надо подменять понятия. Вряд ли Анна Каренина испытывала к Вронскому любовь. Там, где есть любовь, нет железной дороги и роковых поездов, там головы не отрезают".

***
"Гнутая, сверхгибкая для классического театра пластика, особое, легкое дыханье". Накануне премьеры "Коппелии" в Большом "Время новостей" откликается на другую постановку этого балета – в Театре Натальи Касаткиной и Владимира Василева. Газета отмечает, что сравнивать эти постановки ни в коем случае нельзя. Они разные, поскольку разнится сама философия этих театров. О том, как мрачная сказка Гофмана превратилась в каскад искрометных комических танцев, читайте в сегодняшнем номере.