17.03.2009 | 14:35

Первый фестиваль актуальной музыки "Другое пространство"

Музыкальное действо, которое открыло 16 марта Первый фестиваль актуальной музыки "Другое пространство", прекрасно вписалось в "Трюм Мейерхольда" - новую площадку Московской филармонии. Она расположена под одной крышей с залом имени Чайковского. Здание строилось для Театра Мейерхольда. Именно здесь должен был творить режиссер-новатор. А в этот вечер его пространство заполнили новаторы музыкальные. Фестиваль открылся премьерой камерной оперы "Благовещение" украинского композитора Александра Щетинского. Рассказывают "Новости культуры".

Пространство другое. То есть отличающееся. От чего? Вопрос со множеством ответов. На некоторые ответили еще в прологе, на пресс-конференции. Сообща порадовались, что появился еще один фестиваль молодой музыки; что у фестиваля появилось собственное лицо, поскольку связан он с визуальными искусствами; и что, как заметил один из не филармонистов Владимир Тарнопольский, появился он не где-нибудь, а в консервативной организации под названием филармония.

Владимир Тарнопольский, композитор, куратор фестиваля: "Это дело совершенно не коммерческое. Скорее, антикоммерческое. Мне кажется, это хорошо. То, что коммерческое в искусстве, - с ним несовместимо. А что не коммерческое, - то и есть – настоящее искусство".

Флагман настоящего искусства – это опера "Благовещение" Александра Щетинского. Поет эту монооперу уже несколько лет солистка "Геликона" Татьяна Куинджи.

Татьяна Куинджи, певица: "Я долго дико учила, потому что нужно же было выучить наизусть обязательно. А когда нет опыта пения такой музыки, - это страшное дело. Поэтому это была кровавая работа".

Зато после этого Татьяна поняла, что такое настоящее счастье. По-куинджевски - это когда после такой музыки поешь популярную "Травиату". Вот она - невыносимая легкость.

Когда "Благовещение" ставили в "Геликоне", Татьяне вручили яйцо – символ благой вести. Она тогда исписала его мелким почерком и страстно рассматривала во время спектакля. Зато сейчас она может петь и сидя, и стоя. Вот только лежа – как предложил режиссер – принципиальная Куинджи не захотела: "Даже лежать? Нет, я так не хочу. Это слишком расслабленно, это чтение газеты на пляже".

Но уж если и сравнивать эту оперу со средством коммуникации, то стоит вспомнить, наверное, телевидение. Поскольку, как и обещали организаторы, добавилась проекция.

Олег Пайбердин, композитор, автор идеи фестиваля: "Попытаться представить себе, как связана музыка с визуальными искусствами… Вот такая идея была".

Без видеопроекции решили обойтись молодые композиторы, которые входят в состав группы "Пластика звука". Они променяли экран на стене на экран компьютера. И представили свои композиционные альянсы – соло компьютера и живых инструментов.

Всему этому в режиме нон-стоп, с небольшими кофе-брейками, внимала публика, которая, сравнивая мастеров авангарда – Кейджа, Штокхаузена – с тем, что пишут и играют молодые, – должна решить: с кем она?

Александр Чайковский композитор, художественный руководитель фестиваля: "Я подумал, что это классики авангарда XX века – будет интересно, как вокруг них будет звучать наша молодежь уже российская".

Собственно, эта молодежь сейчас и формирует то самое другое пространство. Другое во всех смыслах.

Чем закончится эксперимент – грандиозным успехом или провалом (а готовы и к тому, и к другому) – будет видно в эпилоге. После трехдневного фестиваля в режиме нон-стоп.