23.03.2009 | 19:35

Николай Луганский сыграл сонату Леуша Яначека в Москве

"Каждый композитор – это свой мир, и задача музыканта раскрыть его перед слушателем" – слова пианиста Николая Луганского подтверждают и его выступления. Он дает около ста концертов в сезон, и большая их часть проходит в российских городах. Луганский только что вернулся из гастрольного тура. Самара, Челябинск, Оренбург – маршрут его выступлений завершился в Москве, в Большом зале столичной консерватории. Рассказывают "Новости культуры".

Традиционно в Большом зале консерватории Николай Луганский играет один сольный концерт в год. Этого достаточно, считает он, потому что этот концерт должен быть событием. "Исполнитель к нему готовится всю жизнь", – замечает Николай. На этой сцене он каждый раз играет новые программы. В этом году пианист исполняет три фортепианные сонаты. Среди них есть и раритет – соната Леоша Яначека.

Луганский называет Яначека одним из любимых композиторов XIX – начала XX века. Он невероятно любил Россию, русскую литературу. "Есть "Тарас Бульба", "Катя Кабанова", "Записки из Мертвого дома". Я назвал три оперы на русские сюжеты, а их больше. Струнный квартет под названием "Крейцерова соната" по Толстому а не по Бетховену", – говорит Луганский. Вся музыка Яначека, считает он, написана кровью сердца. Единственная фортепианная соната Яначека как отклик на трагические события. 1 октября 1905 года во время манифестации в Брно австрийским полицейским был убит рабочий. Для композитора это было потрясение.

"Он написал Сонату. Затем сжег третью часть – похоронный марш. Затем чешская пианистка Тучкова исполнила сонату, а после этого Яначек первые две части бросил во Влтаву. Но она восстановила две части", – рассказывает заслуженный артист России. Эти части называются "Предчувствие" и "Смерть".

Вслед за Яначеком Николай Луганский исполнил не менее трагическую и довольно редко исполняемую Первую Сонату Рахманинова. В письме к Игумнову композитор писал, что соната имеет литературную основу, и это "Фауст" Гете. Вечер украсила Третья соната Шопена, хорошо известная публике, но от этого не менее любимая. В Москве Луганский играл ее впервые.