24.03.2009 | 16:19

Музыкальный образ пушкинской поэзии в XXI веке

Воздвигая себе нерукотворный памятник, Александр Сергеевич Пушкин едва ли предполагал, что благодарные потомки будут постигать его поэзию посредством музыки. Хотя романсы на стихи Пушкина, созданные современниками и ближайшими потомками поэта, зазвучали уже в XIX м веке. В веке XXI бард Олег Митяев, композитор Давид Тухманов и актер Вениамин Смехов решили создать современный музыкальный образ пушкинской поэзии. Что из этого получилось, в скором времени узнают в Москве и Петербурге. А 23 марта слова "Да здравствуют музы!" - именно так и называется программа – звучали в киноклубе "Эльдар". Сообщают "Новости культуры".

Трое смелых посягнули на наше Все. И сделали свое признание Пушкину. Правда, признавались в любви - преданной и бескрайней - долго. Вначале Олег Митяев решил, что это как-то странно: читая Пушкина, он как будто его и не читал.

Олег Митяев поэт, музыкант: "Меня долго никак не пробивало, а потом я влюбился – с удовольствием читаю".

Митяев в своей задумке решил разделить эту самую ответственность с Вениамином Смеховым, известным своей любовью к чтению. И про себя, и вслух – со сцены.

Вениамин Смехов, актер: "Олег подзаводил меня три года. Может быть, это было так долго, потому что не хватало третьего. В России все делается на троих".

Третьего – Давида Тухманова - уговаривали присоединиться к компании еще дольше, поскольку его миссия была почти невыполнима. Современно-музыкально рассказать о бессмертном.

Давид Тухманов, композитор: "Я применил технику, довольно изощренную в своем роде – чтобы не испортить ничего. Чтобы любое слово было отработано".

Давида Тухманова так увлек процесс работы, что он решил даже спеть. То, что спеть смог. Митяев тоже поет. Смехов читает стихи. И тоже поет.

Вениамин Смехов, актер: "Я уверен, что мы не приблизились к Пушкину. Это приятно – знать, что ты ничего не знаешь".

Вот так, в приятном неведении, и поработали трое смелых. И выходить из него пока не собираются. Впереди еще так много интересного из того, что написано два века назад.