26.03.2009 | 19:34

К 60-летию Патрика Зюскинда

Книги Патрика Зюскинда во всем мире называют "культовыми". Сам писатель, как и его персонажи, предпочитает независимость и отшельничество. Поэтому до сих пор о немецком романисте известно совсем не много. Журналистам и критикам остается сравнивать его с Диккенсом и Кафкой, признавая за автором "Парфюмера" феноменальную способность удерживать читателя в постоянном напряжении. Сегодня Патрику Зюскинду исполнилось шестьдесят лет. Рассказывают "Новости культуры".

Аромат невидим, поэтому автор романа о преступном творце идеального аромата видимость не уважает. Миру известны всего лишь несколько фотографий Патрика Зюскинда. В эпоху торжества визуальности он прославился книгой о невидимом. "Аромат" – так она называется на языке оригинала, "Парфюмер" – так звучит в переводе на русский. Придумал Альберт Карельский, а перевела Элла Венгерова. Оба – старейшины цеха германистов. "Не могла оторваться, а это со мной бывает нечасто", – признается Элла Венгерова.

Свою писательскую карьеру Зюскинд начал с киносценариев, но сценарий к собственному роману писать отказался. Мечтал, чтобы "Парфюмера" экранизировал Стэнли Кубрик, а после смерти режиссера перепоручил выбор продюсеру. Тот выбрал Тома Тыквера. "Роман замечателен тем, что герой находит способ описать мир. Тем же самым занимались и мы", – говорит Тыквер.

Парфюмерный критик и коллекционер Галина Анни, как и герой романа "Парфюмер", воспринимает мир носом. "Я уже перепробовала все великие, все культовые духи, но кое-чего не хватает. Я в поисках этого для завершения картины", – поясняет она. В отличие от Гринуя, Галину Анни страсть ведет не к преступлениям, а на блошиные рынки. Она собирает винтажные ароматы. В старинных флаконах – запахи начала и середины ХХ века. "Ну, конечно, это не аромат эпохи Гринуя", – говорит Галина. Она не только коллекционирует духи, но еще и пишет о них. После выхода романа "Парфюмер" планка в деле описания ароматов взлетела высоко. "Он применял тонкую писательскую стратегию, используя для описания ароматов музыкальные метафоры (ноты аромата), пространственные (следы)", – поясняет филолог и культуролог Ольга Вайнштейн. А еще писатель употреблял метафоры гастрономические и эротические, а также традиции немецкой романтической прозы и готического романа.

Для массового читателя это криминальный сюжет, любовная интрига и противопоставление гения толпе. Для знатоков – тонкости культуры XVIII века. Ингредиенты замешаны с мастерством, вызывающим всеобщую любовь. "Роман, в котором заложена возможность прочтения на нескольких уровнях. Идеальный постмодернистский роман", – считает Ольга Вайнштейн.

Есть у Зюскинда и другие произведения. Например, монолог "Контрабас", идеально исполненный Константином Райкиным в 2000 году. Однако ни "Контрабас", ни "Голубка", ни "История господина Зоммера", популярности "Парфюмера" не повторили. Именно в этой книге талант писателя встретился с редко обсуждаемой и очень важной в жизни человека темой. "Запах еще Фрейд называл "королевскими воротами в бессознательное", сравнил со сновидением", – замечает Ольга Вайнштейн.

"Написать такой роман ужасно. Я не думаю, что я сделаю это еще раз", – признался Зюскинд сразу после написания "Парфюмера" в 1985 году. Впрочем, для того, чтобы войти в историю литературы, и одного раза достаточно.