06.04.2009 | 12:35

Набор слов. 6 апреля 2009 года

Валерий Гергиев – противник "заумного театра". Какому поэту оказалось под силу превратить метафору в основу целого направления? Виктор Сухоруков между театром и кино. Подробности – на страницах сегодняшних газет. Рассказывают "Новости кульутры".

***
Валерий Гергиев рассказывает на страницах "Итогов" о предстоящем Пасхальном фестивале, о строительстве "Маринки-2". Он успокаивает: репертуар будет обновляться регулярно, и новые постановки, как и прежде, будут, скорее, радовать, чем шокировать: "Мне важен не эпатаж. Важно, чтобы Мариинский театр был открыт для всех. А к заумным спектаклям, которые посетит на премьере тысяча человек и восемьсот из них дадут себе слово никогда больше в театр не ходить, я не стремлюсь".

***
Сегодня исполняется восемьдесят лет со дня рождения Эдисона Денисова. "Известия" взяли интервью у вдовы выдающегося композитора. Екатерина Купровская рассказывает об особых взаимоотношениях, которые связывали Денисова с другими представителями русского музыкального авангарда – Шнитке, Губайдулиной, Пяртом. "Конечно, они были единомышленниками. Но их противостояние советской идеологии являлось не самоцелью, а результатом их свободомыслия и желания творить согласно своему внутреннему ощущению".

***
Российские газеты откликаются на кончину Алексея Парщикова. Пожалуй, последний "школообразующий" поэт, создатель направления "метаметафоризм", он действительно превратил метафору в нечто запредельно сложное и запредельно прекрасное. "Коммерсантъ" цитирует слова поэта: "В русском языке любые два слова в родительном падеже – уже метафора. Проблема в том, чтобы отобрать удачные". О "шифровальщике реальности" читайте в сегодняшнем номере издания.

***
Виктор Сухоруков рассказывает корреспонденту "Труда" о Гоголе и его пьесе "Игроки". О том, трудно ли подготовить телеверсию спектакля, об Олеге Меньшикове в режиссерской ипостаси, о том, каково играть сразу две роли в одной постановке, и о том, театру или кино принадлежит сердце актера: "Где меня любят, там и люблю. До сорока лет меня в кино не снимали, я любил театр. Потом вступил в супружество с кинематографом. Я актер театра и кино. Где голова, а где ноги – это уже сама жизнь распределяет".