09.04.2009 | 12:46

Василий Бархатов – главная надежда современной оперной режиссуры

Cвой первый спектакль в Мариинском театре Василий Бархатов поставил в двадцать два года. Сегодня в афише уже пять его работ. Опера "Братья Карамазовы" выдвинута на премию "Золотая маска" в шести номинациях, в том числе и за лучшую режиссуру. О том, как ставить современные оперы и почему логика оправдывает самые неожиданные режиссерские решения, Василий Бархатов рассказал корреспонденту "Новостей культуры".

Из Петербурга в Москву или наоборот. Василий Бархатов уже и сам не знает, к жителям какого города себя причислять. Рожденный в столице, но сделавший карьеру в городе на Неве, в Москве Василий не тратит время зря. Прямо перед премьерой он отправляется в книжный магазин. "Для того, чтобы как-то подтолкнуть мыслительный процесс в отношении этого произведения. Ты ищешь какие-то визуальные решения. Когда сам еще точно не понял, ты подряд руками хватаешься за все и ждешь от этого какой-то помощи", – поясняет Бархатов.

В Мариинский театр Василий попал случайно. Поставив в Ростове-на-Дону две одноактные оперы, он заслужил восторженные отклики, которые донеслись до слуха вездесущего Валерия Гергиева, и Бархатов приехал в Петербург. "Мне не то что было грустно, мне было просто невыносимо в Петербурге. Это был первый спектакль в Мариинском театре, все было очень тяжело. Был в вакууме и одиночестве", – вспоминает он.

Опера Яначека "Енуфа" принесла молодому режиссеру не только одобрительные рецензии критиков, но и перемены в личной жизни. "Когда я ставил "Енуфу", чуть раньше я еще и встретил свою невесту в Петербурге. После этого остаться в Петербурге мне было заказано уже", – признается он.

В опере Берлиоза в новом качестве дебютировал лидер группы "Ленинград" Сергей Шнуров. Бархатову показалось, что Шнуров – это Челлини сегодняшнего дня. В результате, то же самое показалось и Валерию Гергиеву. После этой постановки Василия окрестили вундеркиндом. "Когда говорят "вундеркинд", я сразу представляю Моцарта шести лет, который на клавикордах играет. Ну что я такого делаю? Еще пять лет, и мне будет тридцать. Где это вундеркиндство и в чем оно заключается, я не очень понимаю", – заверяет режиссер.

Абстракционизм и новизна в постановке хрестоматийного "Отелло" вызвали довольно противоречивые отзывы критики. Что будет делать Бархатов дальше, вопрошали меломаны. Посадит Кармен на мотоцикл? "Если в этом есть логика, то возможно все. Хоть на мотоцикл, хоть на гидроцикл – какая разница? Она написана про конфликт, и если для того, чтобы они стали понятнее зрителю, их надо одеть в костюмы водолазные, пусть так", – говорит он.

Работа над "Братьями Карамазовыми" шла трудно. Либреттист даже пригрозил молодому режиссеру судом. Бархатова спас характер. "Я – двигатель внутреннего сгорания. Я не бегаю, не брызгаю слюной. Я не закатываю глаза и не заламываю руки ни себе, ни окружающим", – утверждает он.

Главная надежда современной русской оперной режиссуры – так принято называть Бархатова – уверенно двигается вперед. Громкий успех на оперном поприще позволил Василию задуматься о карьере кинорежиссера. Что касается оперы, то конкретных планов, связанных с Мариинским театром, пока нет. Но Бархатов, кажется, надолго связал свою жизнь с Санкт-Петербургом. Он просто случайно родился не в том городе.