10.04.2009 | 19:35

"Шинель": хореографическая версия

Эстафета гоголевских премьер перешла к Омскому музыкальному театру. Для постановки хореографической версии "Шинели" из Петербурга пригласили молодую команду балетмейстеров - Владимир Романовский оформил сценическую идею и написал либретто, Надежда Калинина воплотила их средствами современной пластики. Результат их творчества - оригинальная балетная фантазия, решенная в духе гоголевского мистицизма и приправленная вольными ассоциациями из фрейдовского психоанализа. С премьеры – "Новости культуры".

Табу Надежды Калининой на классическую хореографию "заслуженный принц" Омского музыкального театра, так в шутку называют Сергея Флягина, принял безоговорочно. Для необалета ему пришлось за полтора месяца похудеть на четыре килограмма, работать над новой пластикой, чтобы максимально погрузиться в образ Акакия Башмачкина.
Сергей Флягин, заслуженный артист России: "Здесь мне приходится нарочито горбиться, опускать плечи вниз, в таком состоянии ходить, очень сильно устает спина. Очень тяжело. Гнетет сильно".

Оригинальная звукопись композитора Романа Дубинникова сопровождает все монологи Акакия Башмачкина. Из музыки Баха рождается образ Пера, которого, кстати, у Гоголя нет. Гендель, Шостакович, Шнитке, Кнайфель - музыкальное полотно для омской "Шинели" соткано будто в технике "пэчворк". А вот сценография спектакля, напротив, минималистична. В центре - стол, он же - белый лист бумаги, и дверь, и окно. Основной акцент - на душевные переживания главного героя.

Владимир Романовский, главный балетмейстер Санкт-Петербургского государственного театра "Мюзик-Холл", автор либретто: "Жил человек. Украли шинель. Умер. Все. Но там как раз есть та история, которая между строчек, и между словами возникает. История маленького человека, который вырос без отца. Для него шинель – образ отцовства".

Метафоричное, что все мы вышли из гоголевской "Шинели", авторы понимают буквально, заставляя зрителей задуматься о тотальном одиночестве человека. Надеясь пробудить в них так необходимое каждому чувство сострадания.

Читайте также: 2009 - Год Гоголя в России