15.06.2012 | 10:56

"Истоки творческого языка" Марка Шагала в Третьяковской галерее

«Отечество мое – в моей душе», писал Марк Шагал. Художник, даже живя во Франции, всегда изображал один лишь город. Город своего детства и юности – Витебск. Отзвуки его Шагал искал повсюду, когда покинул родину, и нашел на берегах Сены. Поэтому неудивительно, что новая выставка работ, посвященная «истокам творческого языка художника», пронизана двумя близкими для Шагала темами: Витебска и Парижа. Рассказывают «Новости культуры».

Последняя выставка работ Марка Шагала в Третьяковской галерее состоялась в 2005-м. В рамках масштабной экспозиции, названной именем одной из его картин «Здравствуй, Родина» были представлены знаковые живописные работы мастера. На выставке, приуроченной к 125-летию со дня рождения художника, решили показать его практически не известное графическое наследие.

Экспозицию, конечно, разбавили – живописью, которую в России также мало кто видел, скульптурой, и даже керамической посудой, расписанной Шагалом. Семейная реликвия «Свадебный сервиз», подарок дочери Иде, в семье художника использовали по прямому назначению – в супнице дымился любимый всеми домашний борщ, в пиалах – ароматный чай. Лубочные мотивы, лежащие в основе творчества Шагала, прослеживаются в большинстве его работ – даже в мраморных скульптурах для фонтана Неподалеку – экспонаты из российского этнографического музея: предметы кухонного арсенала хозяюшки – формы для выпечки пряников. И они здесь не просто так.

«Если мы сравним эти скульптуры, то вот эта манера Шагала, такая странная на первый взгляд, вырубать в мраморе, довольно резко компоновать эти формы, мы видим, откуда это происходит», – говорит куратор выставки Екатерина Селезнева.

Впрочем, вся эта выставка организована так, чтобы зритель, не имеющий искусствоведческого образования, самостоятельно сумел бы обнаружить истоки творчества Шагала и проследить, как формировалась его авторская манера. Мастер принципиально не вступал в какие-либо группы художников. Сюрреалистам, например, ответил, что «намеренно фантастическая живопись ему чужда». Любил повторять: «Я – реалист! Я землю люблю!». Любил он, кажется, каждый уголок земного шара, в котором жил – будь то Европа или Америка. Много впитывал, никогда не подражал, сумел выработать уникальный стиль, стать по-настоящему интернациональным художником.

«Его выставки проходят в разных музеях мира: и в Японии, и в Корее, – говорит директор государственной Третьяковской галереи Ирина Лебедева. – Вот, казалось бы, культура совершенно иная, но творчество его понятно и жителям этих стран, есть там какая-то универсальность и интернациональность».

С другой стороны, Шагал всегда подчеркивал свою национальность. Говорил, что если не был бы евреем, не стал бы и художником. Писал стихи на идише, создавал витражи для синагоги. Экспериментировал и нарушал запреты – например, на изображение человека.

«Вот работа 35-го года, она называется «праздник», – рассказывает Екатерина Селезнева. – Мы видим, что Шагал очень радостно и с таким чувством изображает еврейскую семью, стол и вот такую праздничную трапезу и беседу».

Среди экспонатов – иллюстрации, выполненные Шагалом к первому изданию «Мертвых душ» Гоголя во Франции. Эту графику Третьяковской галерее подарил сам художник. Сегодня работы Шагала представляет его внучка – Мерет Мейер. Ее легко узнать среди публики – яркая, парящая, она будто сошла с картин своего деда.

«Это серия эскизов, выполненных в стиле коллажа, для монументальных произведений Шагала, – рассказывает она. – К этому виду искусства он приходит в 60-е годы. Во времена, когда современные художники утверждают, что живопись умерла, он намеренно делает на ней акцент и утверждает, что без живописи невозможно».

Невозможно представить творчество Шагала и без родного Витебска – деревянные дома, церквушки, поселок Лиозно, в котором жил его дед и прошло детство художника. В детских впечатлениях и стоит искать истоки, основу его творчества, когда люди способны парить в небесах, и не возникает вопросов, почему лошадка красная, а коза зеленая.

Читайте также: 

В Третьяковской галерее открылась выставка графики Марка Шагала