15.06.2012 | 12:30

Онегин. История прототипа

О том, кто стал прототипом пушкинского Евгения Онегина, исследователи спорят до сих пор. Например, предполагают, что байроновские персонажи оказали влияние на образ русского литературного денди. Выдвигаются и другие интересные гипотезы. Согласно одной из них, которую сейчас пытаются доказать ученые, прототипом мог оказаться приятель поэта с берегов Онежского озера. Прежде носившего название Онего. Но аналогию проводят не только с фамилией героя. Рассказывают «Новости культуры».

Впервые эта гипотеза была опубликована в журнале «Север» еще к двухсотлетию поэта. Статья так и называлась «Почему – Онегин?» и была посвящена потомку знатного дворянского рода, двоюродному брату Анны Керн - Александру Полторацкому. По мнению автора исследования, это единственный петербургский знакомый Пушкина с берегов озера Онего.

«У меня за спиной петрозаводский дом – деревянный, старинный, XVIII века. Это дом Горного начальника. Но кроме этого, это еще и Онегинский дом. Потому что до 16 лет Александр Полторацкий жил в этом доме, воспитывался здесь, получил образование», - рассказывает автор исследования Николай Кутьков.

Его дед, Чарльз Гаскойн, шотландский инженер, был вызван из Англии Екатериной Великой управлять металлургическими и пушечнолитейными заводами. Александр родился в Петербурге, но младенцем был привезен в Петрозаводск, под крыло деда. Пушкин, характеризуя своего Онегина, писал: «не мог он ямба от хорея, как мы не бились, отличить». Потомок инженеров-металлургов поступил в Петербургский институт путей сообщения. Уже после войны с Наполеоном предался светской жизни, которая ему вскоре наскучила.

«Как денди лондонский одет» - это имеет непосредственное отношение к Полторацкому. В двадцатые годы XIX века была мода на «байронизм» - пресыщенность жизнью, томность, усталость от света. И Полторацкий полностью этому соответствовал. По воспоминаниям современников, он был ироничен, желчен, кроме того, красив и богат. Это обеспечило ему славу светского льва», - отмечает Николай Кутьков.

По воспоминаниям Анны Керн, отношения Пушкина и Полторацкого не были дружественными, скорее, наоборот. Молодой поэт был уязвлен высокомерным поведением заурядного аристократа, который гордился положением и чинами своей многочисленной родни.

«Кто такой герой своего времени – это человек выдающихся достоинств или самый обычный, но богатый, светский, красивый, имеющий успех у женщин?», - задумывается автор исследования Николай Кутьков.

Финал «Евгения Онегина» счастливым не назовешь. Возможно, что поэт, Александр Пушкин, все-таки свел счеты со светским львом Александром Полторацким – в своем романе.