15.04.2009 | 11:57

Владимир Ашкенази встанет за пульт оркестра Большого театра

Владимира Ашкенази называют "музыкантом вулканического темперамента". Он снискал славу выдающегося пианиста и дирижера. Уже сорок лет музыкант живет на Западе и успешно сотрудничает с лучшими симфоническими коллективами мира. Сегодня вечером в Москве, в Большом зале консерватории, Владимир Ашкенази встанет за пульт оркестра Большого театра России. В программе – Брамс и Рихард Штраус. О репетиции концерта рассказывают "Новости культуры".

На первой же репетиции Ашкенази встречает в составе оркестра Большого театра своего старого друга – скрипача Олега Филатова. Они знакомы еще со школьной парты. Владимир Ашкенази славится невероятной демократичностью. Любой оркестрант всегда может высказать ему свои пожелания. За пульт оркестра Большого театра он встает впервые. Однако, как вспоминает прославленный музыкант, именно благодаря этому коллективу он стал дирижером. Произошло все 65 лет назад, когда мама привела семилетнего Вову в Большой театр на балет "Щелкунчик". "И я все время смотрел на оркестр. И моя мама говорит: "Почему ты не смотришь на сцену?". Я сказал: "Знаешь, мне не очень интересно на сцене, вот оркестр – это очень интересно"", – рассказывает маэстро.

Именно поэтому для выступления с оркестром Большого театра Ашкенази выбрал симфонические, а не оперные произведения. "Я не оперный дирижер. Я вообще оперу почти не дирижирую. У меня просто не было на это времени и, очевидно, не было особенно огромного желания", – признается Владимир.

"Альпийская симфония" – последнее крупное симфоническое сочинение Рихарда Штрауса – редко исполняется в России. Она необычайно сложна и требует расширенного состава оркестра. Здесь участвует даже орган и экзотические инструменты, подражающие звукам природы, например ветродуй. "Штраус хотел слить нас с вечностью. Горы. Когда человек восходит на самую высокую вершину, он смотрит на небо и чувствует себя частью мироздания", – поясняет Ашкенази.

Для оркестра Большого театра технически сложная "Альпийская симфония" – серьезное испытание на прочность. Кажется, Владимир Ашкенази работой вполне удовлетворен. "Они очень внимательны, выучили все замечательно. И все, что я хочу сделать – что-то исправляю, даю какие-то пожелания, – все делают беспрепятственно и с хорошим отношением", – заверяет он.

Для рядового оркестранта хорошее отношение – это непродолжительная репетиция. Для выдающего музыканта – такого как Ашкенази – это вдумчивая и последовательная работа.