16.04.2009 | 11:32

Метаморфозы русского костюма на фестивале "Мода и стиль в фотографии"

"Ближе к телу" – так называется выставка, которая открывается сегодня в Москве. В центре внимания одного из самых масштабных и остроумных проектов VI фестиваля "Мода и стиль в фотографии" – метаморфозы русского народного костюма на протяжении XIX – XX веков. Из повседневного быта – в пантеон культурных символов. Из исторического музея – на подиум. Рассказывают "Новости культуры".

Мужицкий картуз, рубаха на выпуск и борода лопатой – таков самый узнаваемый образ Льва Толстого. Впрочем, если для графа Толстого это была скорее игра в переодевание, то для выходца из крестьян Курской губернии Никиты Хрущева русская косоворотка была привычной одеждой. Как и кокошники для русских нянек и кормилиц в богатых семьях.

"На этих фотографиях из собрания Российской государственной библиотеки мы видим нянюшку и детей, которые одеты в европейское платье, а нянечки – в бусах и кокошнике. Детям хотели привить любовь и знание народной культуры", – поясняет куратор выставки Анна Петрова.

В начале ХХ века по заданию Этнографического музея по стране колесили многочисленные исследователи-первопроходцы, среди которых был Иван Билибин. Их главной задачей было найти и сфотографировать представителей многочисленных народностей Российской империи, чудом сохранивших свою самобытность. Ровно через сто лет, в начале ХХI века, в одежде русских крестьянок фотографируются их прапраправнучки.

"Вот эта юбка вышита по черному полю красным. И каждая девочка старалась как можно красивее сделать ее, чтобы достойнее выйти замуж. Шифры утеряны. Сохранились названия этой вышивки, но что именно хотели сказать девочки, уже не знает никто, даже эти бабушки", – говорит фотохудожник Алла Соловская.

Для исследователя русских костюмов Сергея Глебушкина нет никаких секретов. В кадре из фильма "Тихий Дон" он сразу распознает неточность. "На Тихом Доне и вообще на Доне не носили именно такие костюмы. Цесарская одета в костюм чисто рязанский. У донской казачки был совершенно другой костюм", – заверяет историк. Для него любая неточность – будь это обложка "Советского экрана" или небольшой эпизод из фильма – как ножом по сердцу. "Это же девушка, невеста! Если женщина не могла показываться на народе с непокрытой головой, то девушка имела право. Но все равно девушка – это скромница. А здесь, посмотрите, пуговица расстегнута. Да для XIX века она опозоренная сидит!" – продолжает Глебушкин.

К середине ХХ века русский костюм, стилизованный ансамблем "Березка", Вячеславом Зайцевым и советским кинематографом, стал узнаваем во всем мире. Однаок, по мнению историка Глебушкина, тиражи очень далеки от оригинала.

Все материалы о фестивале>>>