16.04.2009 | 19:30

Александр Галибин поставил спектакль о женских сплетнях

Простушки и гордячки, болтушки и стервы, насмешницы и ворчуньи – пантеон самых ярких женских образов, наследниц необузданного нрава Евы, вывел в искрометной комедии "Бабьи сплетни" Карло Гольдони. С середины XVIII века сложности отношений представительниц прекрасного пола не утратили своей актуальности. В эти минуты страсти солнечной Италии бушуют в Москве, в Театре имени Станиславского. О премьере спектакля рассказывают "Новости культуры".

Александр Галибин следует карнавальной традиции, но не забывает и о философском подтексте. Женские сплетни – перпетуум мобиле людских отношений. "Здесь манипулируют словом. И мне не хотелось делать это впрямую. Хотелось делать это исподволь, чтобы было понятно и зрителю, в основном через смеховую культуру, как у Бахтина, скажем", – поясняет Галибин. Он относится к тексту Гольдони настолько бережно, что порой актеры даже произносят его на языке оригинала. Когда русских слов уже не хватает, спасает итальянский темперамент.

Выбор главной героини – игра на контрасте. Галибин предложил роль хрупкой воздушной девушки Кеккины молодой и темпераментной Полине Райкиной. "Ну, это очень смешно, что я ее играю. Если б мне сказали когда-нибудь раньше, что я буду играть такую куклу, я бы, конечно, очень усомнилась. Потому что я не маленькая, у меня плечи широкие", – говорит актриса. И все же итальянский драматург не мог лишить романтичную героиню характерности. Полина вздохнула с облегчением, когда получила установку режиссера бороться за свою любовь. Кеккина и влюбленный Беппе накануне свадьбы становятся объектом женских сплетен, а это, как известно, может разрушить даже самый прочный союз.

"Наша пара очень сильно – если вы видели начало – отличается от всех, кто вокруг. И это была основная задача", – замечает актер Евгений Самарин.

В традиции комедии дель арте в спектакле существуют параллельные действия. На первом плане – безмятежное воркование влюбленных, а в это время за их спинами бушуют настоящие страсти.

Итальянские страсти бушуют на фоне гигантской девятиметровой куклы. Этот паяц, как безмолвный рассказчик, кивает, удивляется и влюбляется в темпераментных сплетниц, которые находятся в центре действия. Как это часто случается у Гольдони, главные герои отходят на второй план. "Вообще интересно, когда играть пограничные состояния, очень яркие, не полутона", – говорит актриса Людмила Халилуллина.

С самого начала позитив карнавальной атмосферы дает надежду на настоящее счастье в конце. И все же финал этого спектакля остается открытым. Зритель из множества слухов выбирает тот, который ему по душе.