17.04.2009 | 19:57

Памятники-нелегалы Петербурга

Среди мемориальных достопримечательностей Петербурга числятся не только монументы мирового значения. В тени своих знаменитых собратьев таятся памятники-призраки. И никто не знает – сколько их установлено в городе. В канун Международного дня памятников и исторических мест на встречу с архитектурными нелегалами и скульптурными беспризорниками отправились "Новости культуры".

Писатель Сергей Носов в своей клетчатой кепке похож на Шерлока Холмса - сыщик-краевед, охотник за мемориальными загадками. У детектива три источника вдохновения - документы, живые свидетельства и умная писательская фантазия. Эти истории художественно правдивы, даже если на самом деле все было не совсем так. Памятная пушка-трехдюймовка. Что она означает, зачем стоит - мешает парковке? Бронзовую разъяснительную надпись давно вырвали с мясом и сдали в утиль. Оказывается, с этой точки дали залп по мятежным юнкерам. Стреляли рабочие, снаряды подносили пионеры - дети рабочих. Вот и им памятник - в соседнем сквере на Пионерской улице.

Сергей Носов, писатель: "По-видимому, в них что-то бросали, лица были изуродованы. Я как-то проходил мимо ночью - испугался: думал, люди стоят в противогазах, за мной подглядывают. Ну вот - восстановили, но как-то странно восстановили".

Раньше здесь было пять бронзовых мальчишек. После недавней реставрации пионеры стали бетонными, а вместо двух мальчиков появились девочки. Сменилась и надпись: прежний памятник был во славу юных революционеров, а этот - памяти жертвам революции. По сравнению с этими пионерами их соседу - летчику Чкалову - повезло - его берегут. Хотя его вообще-то не существует. Есть правильный памятник, у метро, а этот, на Чкаловском проспекте, - неправильный, несанкционированный, и вообще - с крюком в голове. Однажды ночью поклонники Чкалова подогнали кран и самовольно установили голову великого летчика в сквере, а крюк срезать забыли. За два десятилетия монумент не раз пытались снести - местные бабушки отстояли. Несколько лет назад его создатель нелепо погиб, а памятник жив, намертво врос в землю стальной трубой.

Сергей Носов, писатель: "Это был такой памятник-нелегал, у него не было ни прописки, ни регистрации. Теперь - судя по тому, что здесь вокруг него все благоустраивают, он получил право на жизнь в северной столице, может стоять спокойно".

Хорошо, что за Чкалова вступились, ведь памятники молчаливы, безответно снесут и перемену имени, и пластическую операцию, и немилость. Например здесь же, на Петроградке, на улице Ленина, естественно встретить Ленина. Вместо него долгие годы из постамента торчал железный штырь, теперь на штырь насадили гранитный шар.
Сергей Носов, писатель: "Был гипсовый Ленин. Потом бетонный. Потом гранитный. Теперь здесь гранитный шар. Чему этот памятник? Надо думать - памятник движению к совершенству".

Символ совершенства стоит напротив своего соседа-близнеца - символ упадка и забвения расположился через улицу, на пустыре. Обшарпанная бетонная фигура, по форме - вроде кладбищенского обелиска. Никаких деталей, лишь строгая надпись: имя - Егор и дата - 26 мая 2006 года.

Сергей Носов, писатель: "Три года скоро будет этому захоронению. Местные жители считают - там лежит Егор. Но это неправда. Один дедушка рассказал, что это на самом деле подставка для качелей. Здесь была детская площадка, это не кладбище".

Петербург настолько пропитан мемориальностью, что памятником может стать и случайный объект, и наоборот, - профессиональный памятник потерпит неудачу и окажется в забвении. Сергей Носов убежден, что скучно говорить об официальных памятниках, блистающих на высоком постаменте, куда лучше - памятники-неудачники в человеческий рост. Живут они среди нас, судьба их трудна, век короток. Самое время - любить ближнего, как самого себя - пока не поздно.